Богослужение как хвала и прославление?

Статті про літургію 12 червня 2016 0 151

Мы изучили основные тенденции, проявляющиеся в современных церквах в отношении цели воскресного богослужения. Мною были выявлены три возможных цели: благовестие, обучение и переживание. Для мнемонического созвучия подойдет слово “возвеличивание”. В таком случае целью поклонения является прославление, когда народ Божий собирается вместе, чтобы прославить Бога и восхвалить Его имя. Церкви, делающие ударение на хвалебном аспекте богослужения, называют свои службы «празднествами». В поддержку того, что совместное служение — это служение хвалы, можно привести многочисленные библейские отрывки, которые призывают верующих «воздать Господу славу имени Его» (см. Пс. 28:1,2; 95:7,8; 149:1 и др.).

maxresdefault

Этот аспект богослужения намного полнее, но всё же не до конца, передаёт суть того, что должно совершаться на библейском служении. Безусловно, в Библии есть предостаточно мест, которые увещевают нас «прославить Бога» и «поклониться» Ему. Тем не менее, следует предупредить читателя, что во многих случаях слово, переведённое как «поклонение», не полностью раскрывает суть оригинала. Такие выражения, как «поклонимся» и «припадём» (Пс. 94:6), переведены не совсем верно. Например, когда нас призывают «припасть» к Богу, это не совсем точно соотносится с тем, как мы привыкли понимать слово «поклонение» в современной культуре. Американские протестанты не встают на колени и не падают ниц во время богослужения. Кроме того, припадший перед Богом будет непременно возвышен Им (Дан. 8:17,18). Делая так в богослужении, человек отдаёт Ему всего себя. Действительно, падение перед Богом ставит нас в положение, когда Он служит нам. Поэтому «прославление» Бога — это не всё, что подразумевают под собой данные отрывки.

Прославление или возвеличивание Бога часто противопоставляется ожиданиям верующего получить в церкви что-нибудь от Него. В пятой главе этой книге, после тщательного исследования, доказывается, что богослужение, ориентированное только на «прославление», — однобоко. Сейчас же позволю себе заметить, что утверждение, будто, «собираясь вместе, мы воздаём славу Богу, не проявляя никакого интереса к тому, что можем получить от Него», явно не библейское, хотя и выглядит очень духовным. Более того, на волне такого отношения к прославлению Бога можно легко впасть в высокомерие. Перед таким искажением цели богослужения особенно уязвимы реформатские пасторы и богословы. Популярный девиз — «мы приходим на богослужение для того, чтобы отдать, а не получить», — стал своеобразным шибболетом в реформатских кругах. Как будто бы мы не идём в церковь, потому что нуждаемся в чём-либо! Как реформатские христиане, мы идём в церковь, чтобы прославить Бога, а не получить что-нибудь от Него. Далее я покажу, что подобное мышление чрезвычайно опасно.

У нас, как Божьих творений, не может быть такого прославления, в котором нет личной заинтересованности. Мы никак не можем любить или прославлять Бога отдельно от того, что Он для нас сделал, или что мы до сих пор получаем от Него. Мы не равны Ему. Утверждение, что чистыми и настоящими любовь и поклонение могут быть только тогда, когда они не смешаны с мыслями о воздаянии, не имеют под собой библейского основания. Разумеется, оно звучит очень правильно и благочестиво. Его можно даже понять в смысле самоотречения. «Мы лишь хотим прославить Тебя, Боже, за то, Кто Ты есть. Мы любим Тебя и прославляем Тебя, Господи, не за то, что получаем от Тебя, а за то, Кто Ты есть». Тем не менее, суть библейского поклонения отнюдь не заключается в утверждении, что мы не можем по-настоящему приблизиться к Богу, пока ожидаем получить от Него что-нибудь. Мы — сотворенные и зависимые существа, которые должны постоянно получать от Бога жизнь и искупление. По этой причине наше «поклонение» Богу неминуемо включает в себя как принятие Его даров — пассивный элемент поклонения, так и благодарение вместе с мольбами и прошениями — активный элемент поклонения. Нельзя делать вид, что нам ничего не нужно от Бога. По отношению к Нему мы всегда будем просителями и получателями. Рецептивное состояние укоренено в нашей природе, ибо мы — существа зависимые. Мы ставим себя в такое положение, когда Господь служит нам, и, признавая это, мы действительно становимся духовными. Когда мы открыто заявляем о своей потребности в богослужении, мы совершаем первый шаг в «поклонении», который предопределяет весь ход совместного богослужения. Перед нашим самодостаточным и щедрым Господом мы предстаём с верой. Хвала же следует ей. Взятая сама по себе, она не может быть единственной целью воскресного собрания.

Заключение

Очевидно, что во все четырёх представленных мнениях есть элементы истины. Христианское богослужение, в котором не возвещается Евангелие, не присутствуют эмоции собравшихся, нет места изучению Слова и не прославляется Бог до неузнаваемости искажено и изуродовано. Однако эти четыре альтернативы ошибочны в том смысле, что они сводят цель всего воскресного богослужения к тому или иному аспекту. Более того, исключающие все другие аспекты богослужения, кроме одного, зачастую стремятся к тому, чтобы сделать из своего служения, прежде всего, способ, с помощью которого можно было бы определённым образом воздействовать на прихожан, будь-то их воля, разум или чувства. Каждый из четырёх озвученных аспектов поклонения — благовестие, проповедование, обучение или прославление — сам по себе очень важен. Каждый из них занимает соответствующее ему место в литургии. И всё же конечная цель библейского богослужения не должна сводится к одному из них. Не должна она и становится оправданием попыток произвести определённый эффект на верующих или повлиять на них. Богослужение не имеет ничего общего с методикой достижения чего-либо. Об этом хорошо пишет Уильям Уиллимон:

Протестантский клирик, который раньше свысока поглядывал на манипуляции и натужную эмоциональность [американского] благовестничества (ривайвэлизма), сегодня не может удержаться от того, чтобы не использовать в богослужении некоторые хитроумные приспособления, как, например, надувные шары, танцы, шутовские представление, сценки и невообразимые телодвижения, схожие с интимными, чтобы стимулировать у общины разнообразные эмоциональные состояния. «Все, что может расшевелить их» — именно эти слова сказал недавно один пастор в оправдание того, что в течение сорока минут подвергал своих прихожан шквальному огню из пронзительных криков, записанных на аудиокассету, слайдов с изображением полуголодных детей и своей собственной «пророческой» брани в проповеди. Использование богослужения для достижения административных целей и дешёвых эмоциональных высот, сродни наркотическому опьянению и не является чем-то новым в протестантизме. Использование во время воскресных богослужений утилитарных, прагматических и стимулирующих людей манипуляций ведёт своё происхождение ещё от «New Measures» Чарльза Финни, когда во время массового благовестничества людей принуждали опускаться на колени перед алтарём. Как сказал К. С. Льюис: «Нам заповедано пасти Его овец, а не проводить эксперименты на Его крысах». Когда богослужение сводится к собранию для повышения духа и энтузиазма перед последним крусейдом пастора, или к серии определенных действий, в которых сокрыта собственная программа пастора, подлинность такого богослужения ставится под большое сомнение.

Любая концепция или форма литургии, в центре которой находится человек, мало-помалу приводит к манипуляциям на интеллектуальной или психологической почве. Только когда наше богослужение строится по образцу раскрытых в Писании заветных отношений, существующих между Богом и человеком, мы испытываем на себе всю полноту благодатной работы, которую Бог совершает ради нас в богослужении. В следующих главах мы поговорим об этом подробнее.

Богослужение. Благодать литургии обновления завета

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

seven − 2 =

Інші статті Джеффри Майерс