Общие обряды и ритуалы

Статті про літургію 17 лютого 2017 0 58

Прежде, чем перейти к анализу и объяснению литургии в деталях, я должен остановиться для того, чтобы объяснить и дать определение общей природе литургии, особенно это касается использования согласованных молитв и хвалы общины в богослужении обновления завета. Я имею в виду те ответы и молитвы, которые люди произносят или поют вместе. Если мы хотим, чтобы наше поклонение было общим (в английском это слово происходит от латинского corpus, что значит «тело»), тогда в нем должно принимать участие все поместное тело Христово. Мы должны говорить и совершать некоторые вещи сообща. В этой главе я поставил себе целью обсудить и отстоять использование установленных или «фиксированных» молитв для общины и хвалы, то есть, молитв и хвалы, которые произносит в унисон вся община. Должны ли мы использовать заранее подготовленные молитвы и ответы на нашем богослужении? Каково происхождение традиционной практики произнесения молитв и ответов в унисон во время службы? Почему мы вместе встаем и садимся? Зачем надо беспокоиться обо всех этих внешних, физических позах? Не является ли такая практика принадлежностью Римско- католической Церкви? Не нарушаем ли мы принцип Реформации о «священстве всех верующих», когда наше поклонение проходит таким образом? Может, будет лучше просто отказаться от всех этих внешних ритуалов? Неужели не ясно, что спонтанная, свободная молитва и хвала намного искреннее и более духовная? Поскольку общие молитвы и обрядовые действия структурируют все служение обновления завета, то лучше сначала стоит ответить на эти возражения и вопросы до того, как двинемся далее.

Структуры свыше

Иисус учил нас молиться «да будет воля Твоя на земле, как на небесах» (Мф. 6:10). Посему Он, вместо человеческой традиции устного закона фарисеев и саддукеев указывает на небеса, как на структуру того, что совершается на земле. Эта структура символически отображается во многих местах Ветхо- го Завета, начиная с Быт. 1:1-2. Но эта последовательность постоянно присутствует во всем: на земле должны следовать небесной структуре 101. Это тем более верно по отношения к поклонению Божьего народа. Яхве особо предупреждает Моисея, чтобы он моделировал поклонение в скинии точно по «тому образцу», который был показан ему на горе Синай (Исх. 25: 9, 40 Евр. 8:5). Подобным же образом, в новом веке, после смерти, воскресения и вознесения Христа, небеса и земля объединяются в тот мо- мент, когда Господь собирает Свою Церковь для богослужения по воскресеньям. Есть определенная реальность, в соответствии с которой созванная Церковь поклоняется на небесах (Евр. 12:22). День Господень для нас является эсхатологическим предвкушением небесного существования. Например, книга Откровения описывает связь между тем, что происходит на небесах и поклонением Церкви на земле. Джеффри Уейнрайт (Geoffrey Wainright) и Этелберт Штауффер (Ethelbert Stauffer) указывают нам на значимость книги Откровения для христианской литургии:

В начале книги Откровения св. Иоанн говорит нам, что он «был в духе в день воскресный (в английском варианте  –  день Господень)» (Откр. 1:10). Обычно экзегеты считают, что последующие видимые описания жизни и событий в небесном Иерусалиме неким образом отражают практику поклонения в церквях его времени, либо обычное воскресное собрание, либо собрание Пасхальное (все зависит от смысла, который вкладывается во фразу «день Господень»). Путем божественного вдохновения опыт св. Иоанн на современной ему христианской литургии был «возвышен» до видения поклонения во граде Божьем. В замен вдохновленное небесное видение писателя помогло сформировать понимание и выражение литургии в земной церкви во все века.

Историческое действие ранней Церкви находит свое исполнение в богослужении. (Но значение ее богослужения находит свое зрелое выражение в Апокалипсисе). Иоанн, литург среди апостолов указывает на то место, которое поклонение Церкви занимает во всеобщей истории. Церковь на материковой части Азии собирается для поклонения в день Господень, в то время как Иоанн … на острове Патмос. Но затем все земные ограничения устраняются и сам небесный храм открывается внутреннему оку, как это было однажды открыто Исаие. Иоанн видел «шатер свидетельств», «ковчег завета», «алтарь», «семь лампад», «жертвенное кадило», чье благоухание заполнило весь храм. Люди и звери простерлись пред Богом и Агнцем в поклонении. Ангелы и мученики прикасаются к своим вечным арфам. Одинокая фигура на Патмосе одновременно являющаяся и свидетелем и соучастником небесного поклонения. Звучат небесные трубы. Поется Trisagion. Вся тварь поет хвалу, звезды и мировые волны, окружающие Творца напоминают некоторые из фуг Баха, которым нет конца. Небесный хор приступает к Agnus Dei. История спасения разворачивается как месса Палестрина Марселиуса. 144000 голосов поют новую песнь словами, которые человеческое ухо не в состоянии осознать. Ангел провозглашает вечное Евангелие в неземной славе, как последний хор в «Мессии» Генделя. В итоге Церковь приступает к «великой Евхаристии», Церковь священников, которые поставлены служить Богу вечно. Это и есть литургия всеобщей истории, которую знал и в которой участвовал наблюдатель с Патмоса. Но братство и ныне собирает вокруг Него, невидимым образом, Церковь священников. Она получает небесное послание и соучаствует в небесном поклонении со своими «да» и «аминь» и «маранафа» и «гряди скорее, Господи Иисусе». Так что апокалиптический литург понимает славословия преследуемой Церкви в контексте литургии, которая вмещает все миры и времена.

Конечно же, эти ученые мужи правы: то, как поклонение проходит на небесах, является моделью для Церкви, находящейся на земле. Когда апостол Иоанн удостоился привилегии наблюдать небесное богослужение, как он записал для нас в Откровении, он видел упорядоченное, формальную службу, которую отправляли ангелы, живые существа и двадцать четыре старца (пресвитера). Они повторяли различные ритуалы и ритуальные ответы (Отк. 4:9-11). Они поочередно отвечали словами антифона (Отк. 5: 11-14). Пели гимны в унисон (Отк. 5:9). Они вместе падали ниц (заранее подготовленное литургическое действие), и совместно читали молитвы хвалы и благодарения, которые должны были быть приготовлены заранее и выучены наизусть. Как иначе они все вместе могли бы молиться и петь одновременно? Значит перед нами – библейская модель совместной молитвы и хвалы дня Господнего для наших богослужений. Дж. К. Биль (G. K. Beale) в своем недавнем комментарии на книгу Откровения делает следующее замечание. Он считает, что слишком многие современные комментаторы не понимают смысла 4 и 5 глав Откровения, когда пытаются идентифицировать источники некоторых элементов в видении Иоанна из синагогальных богослужений первого столетия и/или Церкви. «Иоанн хотел, чтобы читатель увидел в том, что преподнесено в видении (Откр. 4-5), небесную модель, которой должна следовать Церковь в своем поклонении, а не наоборот (также как и небесная структура скинии, показанная Моисею на горе, должна была быть воспроизведена Израилем при сооружении их собственной скинии)».

Необоснованное предположение

Давайте рассмотрим то, как часто подходят к вопросу о заранее подготовленных и выученных молитвах. Хотя сам вопрос обычно звучит примерно так: почему община читает эти молитвы? Мне следует указать на следующий факт: община не просто читает эти молитвы, она ими молится. Более того, поскольку эти молитвы являются частью обычной литургии общины, им нет необходимости их читать, поскольку они их уже выучили наизусть. Можно задаться тем же вопрос о стиле молитвы в некоторых церквях, где пастор единолично молится за всех с кафедры: почему община просто стоит и слушает то, как во время службы молится пастор? Это было бы не честно. Сама манера постановки вопроса наносит ущерб делу с самого начала. Считается, что община способна молиться вместе с пас- тором в то время, когда он молится. То же самое должно быть верным и в случае, когда община читает молитвы. Конечно же, община способна на нечто большее, чем просто воспроизведение слов молитвы. Они могут сделать эту общую молитву своей собственной. Они могут молиться искренне. На самом деле, я верю в то, что с практической точки зрения, проще молится искреннее, когда человек молится своими устами, чем когда он просто слушает, как молится кто-то другой. Многие замечали, что намного проще впасть с состояние мечтательность, когда слушаешь – а глаза при этом закрыты – как молится другой, чем если сфокусировать внимание на произнесении молитвы самому.

Дорога в Рим или Кентербери?

Не так ли поступают римские католики? В наших собственных кругах существует тенденция, которая заключается в быстром различении литургических практик на Римские и епископальные. Позвольте привести пример того, насколько быстро мы можем прийти к неверному заключению. Однажды после службы ко мне подошел один прихожанин, который был уверен в том, что впал в католицизм, так как на наших службах молился за мертвых. На самом деле, молитва не содержала слов «за мертвых» и не приносила за них никаких прошений. Скорее, это была молитва благодарения в воспоминание о тех, кто ушел в мир иной. Действительные слова прошения были таковы:

Служитель: Мы вспоминаем с благодарением тех, кто любил и служил Тебе в Твоей Церкви на земле, кто ныне упокоился от своих трудов (особенно тех, кто нам наиболее дорог, чье имя у нас сердце сейчас пред Тобою). Сохрани нас в общении со всеми Твоими святыми и приведи нас наконец к радости Твоего небесного царства;

Все: мы просим Тебя, услышь нас, благий Господи.

Прочтите молитву внимательно. Обратите внимание на то, что это молитва не за умерших. Мы не просим Бога что-либо сделать для тех, кто уже умер. Мы не молимся об их избавлении из чистилища или о даровании им второго шанса. В этом прошении мы воздаем благодарность за верных христиан, которых мы знали и от которых так многому научились. Мы благодарим Бога за их любовь и верность. Мы благодарим Бога за благочестивых родителей и родственников, которые для нас столько значили, которые отныне находятся со Христом. Мы благодарим Бога за оставивших нас учителей, пресвитеров и пасторов, которые служили нам положительным примером христианской жизни. Мы воздаем хвалу Богу за жизни великих пасторов, учителей и миссионеров прошлого, на которые стоит равняться. И, в конечном итоге, мы просим у Бога благодати для того, чтобы мы могли последовать их примеру веры и неотступности. Мы молимся о том же, когда поем четвертый куплет гимна Реджинальда Хебера

«Сын Божий выступает на войну» (Reginald Heber “The Son of God goes forth to war”). Последнее прошение звучит так: «О Боже, даруй нам благодать ступать по их путям» (“O God to us may grace be given to follow in their train” 105). Если эти слова понимать правильно, то они становятся уместной и величественной молитвой. К сожалению, это не тот тип молитвы, который мы произносим спонтанно. Посему, она служит великолепным примером того принципа, который я описал выше. Мы должны учиться так молиться.

Есть много способов выразить желание уподобиться верным святым прошлых дней. Вот еще один пример из старой пресвитерианской книги общего поклонения (Book of Common Worship, 1946):

О Господи Боже – Свет верным, Сила трудящихся и Покой блаженно отошедших: мы благодарим Тебя за всех святых, которые своими жизнями были свидетельством доброго исповедания, за всех, в вере ушедших, и всех, дорогих нашему сердцу, кто вошел в покой… Даруй нам благодать, дабы и нам следовать их благому примеру, чтобы мы были едины с ними в духе, и когда-то соединиться с ними в приобщении к Твоему вечному царству; через Иисуса Христа нашего Господа…

Возвращаясь к возражению: но весь этот разговор о чередовании и распечатке молитв подходит скорее епископальной, лютеранской или католической церквям, а не пресвитерианам. Да, католики, лютеране и члены епископальных церквей практикуют схожие формы в своих богослужениях. Ну и что? Делает ли это их неправильными? Римские католики и епископальные христиане преклоняют колени, когда молятся; делает ли это преклонение колен опасным или неправильным? Я всегда слегка усмехаюсь, когда призываю общину к поклонению в воскресенье утром словами 94 псалма (:6): «При- идите, поклонимся и припадем, преклоним колени пред лицем Господа, Творца нашего». И что же мы делаем после того, как я читаю эти слова? Мы встаем! Почему бы нам не приклонить колена, как призывает нас Библия? Я думаю, что одна из причин заключается в том, что мы боимся стать похожими на членов Католической или Епископальной церкви. Насколько я понимаю, это просто допущение для того, чтобы не слушаться Библии.

Библейские позы тела

Конечно же, если мы собираемся приклонять колени во время молитвы, то нашим скамейкам потребуются подколенники. Во время исповедания грехов община должна стоять на коленях, но, увы, наша традиция, в основном, игнорирует существование подколенников из-за того, что произошел разрыв в научении и передаче традиционного христианского понимания и практики в отношении важности положения тела во время всего богослужения. Я слышал, как люди говорили, что Бога не интересует положение наших тел, Его интересует устремление нашего сердца. Ну, это не совсем то, что говорит Библия. Слишком много библейских отрывков посвящены внешнему положению тела во время поклонения, для того, чтобы мы могли устранить коленопреклонение из-за его «формализма». Даже еврейские и греческие слова, которые мы переводим как «поклонение» (shacha, proskuneo) означают «кланяться» или «падать ниц» перед другим (Быт. 22:5; Исх. 32:10; Пс. 21:28; Мф. 2:2; 4:9; Ин. 4:20-24; Евр. 11:21; Откр. 4:10).

То, что многие отказываются признать заключается в следующем: положение тела как выражает, так и помогает установить или настроить состояние сердца. Когда мы смиряемся, то головы наши склоняются. Когда радость переполняет наши сердца, то наши руки и голова взлетают вверх и мы начинаем двигаться. Чаще всего причина по которой американские протестанты не преклоняют колен во время богослужения заключается не в излишнем смирении, а в излишней гордости. Нам намного удобнее оставаться вещью в себе и не показывать истинных себя через положения нашего тела. А это – гордыня. После упоминания нескольких библейских отрывков Роберт С. Рэйберн замечает:

Положение тела само по себе является актом поклонения. Когда вы преклоняете колени или встаете, поскольку находитесь в присутствии Всемогущего и должны обратиться к Нему, то вы воздаете Ему почтение от всего себя, когда ваша душа и тело вместе выражают благоговение. В Святом Писании каждый раз, когда мужчина или женщина оказывались лицом к лицу с Богом, они всегда немедленно и инстинктивно занимали то положение, которое наиболее подобает твари (творению) и грешнику пред живым Богом… Если мы действительно поклоняемся Богу, как Его дети, тогда мы должны поклоняться ему не только одной половиной себя и отдаваться этому целиком, и наши тела должы участвовать в этом настолько же, насколько участвуют наши души… Таковым было настроение Церкви во времена Реформации. Принять неподобающей позы в церкви почиталось знаком неуважения.

Далее Рэйберн цитирует реформатский служебник шестнадцатого века, книгу Дисциплины Французской Реформатской Церкви, 1559 г. (the Book of Discipline of the French Reformed Church):

Великое непочтение, которое обнаруживается в различных людях, те, что в обществе или во время личной молитвы не снимают головных уборов и не приклоняют колен, должно быть реформировано; это несовместимо с благочестием, и вселяет чувство гордыни, и шокирует их, вместо того чтобы исполняться страхом Божьим. Посему, всем пасторам следует посоветовать, так же как и пресвитерам и главам семейств, наблюдать со вниманием, чтобы во время молитвы все люди, без какого бы то ни было исключения, свидетельствовали внешними знаками о внутреннем смирении своих сердец и почтении, с которым они взывают к Богу; если только кто-то не может исполнять сего из-за болезни или другой уважительной причине (глава 10, артикул 1).

Церкви Реформации преклоняли колени для молитвы. Пасторы и теологи Реформации упрекали тех, кто отказывался так поступать. Им трудно было представить молитву в другой позе (за исключением стоя, конечно). Никто не сидел на молитве. Кальвин и Лютер были сбиты с толку нашим настоятельным отказом практиковать то, что заповедано Библией, просто потому что нас могут отнести к другой деноминации Церкви Христовой, насколько бы она не заблуждалась по иным доктринальным вопросам. Многие ошибочно думают, что попытка избежать такие ритуалы, как коленопреклонение, является свидетельством простой веры и смирения. Однако К. С. Льюис так проанализировал это за- явление: «модерновая привычка совершать церемониальные вещи особенно не церемонясь не является подтверждением смирения; скорее она указывает на неспособность молящегося забыть о себе в обряде, и его готовность разрушить правильное место обрядности для всех остальных».

Тот факт, что члены католических и епископальных церквей практикуют общинное и поочередное моление и коленопреклонение, может вызвать у нас подозрительное отношение, но нам стоит быль осторожными в том, чтобы то как мы совершаем поклонение определялось не противостоянием с Римом или Кентербери. С таким успехом мы можем выкинуть и младенца вместе с водою, что уже происходило довольно часто в истории протестантского богослужения. Может оказаться весьма полезным краткое воспоминание о литургическом обновлении Реформации шестнадцатого века и тем смыслом, который в него вкладывали.

Реформация и священство всех верующих

Одно из центральных направлений Реформации шестнадцатого века остается практически неизвестным во многих наших нынешних церквах. Реформаторы, особенно Лютер и Кальвин, пытались исправить средневековые искажения богослужения путем восстановления участия общины в богослужении. Позднюю средневековую мессу с трудом можно было бы назвать поклонением общины. Служба звучала на латинском языке, который был понятен не многим мирянам. В службе не бело мес- та для участия общины, кроме наблюдения за «шоу», которое устраивал священник за алтарем. Хлеб, (считалось) преобразованный в реальное тело Христа и вознесенный для поклонения людей, и являлся высшей точкой мессы. Народ редко приступал к элементам Причастия, только священник ел и пил. Не существовало общинного моления, пения или произнесения символа веры. Приход просто смотрел и слушал. В основном они вели себя пассивно. Самостоятельно они могли проводить личные молитвенные «собрания», которые были абсолютно независимы от того, что священник делал там впереди, но как община они не принимали участия в литургии.

Для Реформаторов это было большим искажением практики, основанной на Библии и совершаемой ранней (второй и третий века) Церковью. Одним из их наибольших достижений явилось восстановление разумного, объединенного участия всего тела Христова в богослужении. Они смогли пере- вести людей из разряда ничего не понимающих наблюдателей за жертвенной службой священников в активное царственное священство. Кальвин, вторя ранним отцам Церкви, настаивал на том, что «каждый христианин несет на себе возвышенное звание жертвователя», и посему, занимает положенное ему место в вознесении хвалы и молитв в литургии. Не только священнику открыт доступ в небесное святилище, но, скорее, каждому члену тела Христова открыт небесный доступ в Божью тронную залу в день Господень. В Новом Завете нет различных уровней близости  (как это было в Ветхом Завете), но каждый из молящихся – «святой», то есть, тот, кому открыт доступ в святилище.

Это, конечно, и есть великий принцип Реформации о священстве всех верующих. Основное провозглашение и подтверждение реальности этой фундаментальной истины происходит во время общего богослужения, когда вся община соучаствует в принесении Богу молитвы и хвалы. Община молится, прославляет и приобщается Бога. Пастор не совершает поклонение за (вместо) них, как заместитель; люди совершают поклонение за пастором, который их ведет. Это значит, что священство всех верующих обязывает нас к совместному поклонению.

Одно  из преимуществ продуманной литургии заключается в том, что она буквально навязывает идею о том, что мы поклоняемся как церковь, а не как отдельные личности или домашние группы. Мы – Ковчег Ортодоксии, а не триста пятьдесят плотов в лагуне. Среди евангелических кругов это является великим искушением. Отдельный человек может воспарить к небесам и, забыв обо всех и каждом вокруг него, танцевать или кричать от всего сердца. Однако когда мы собираемся как церковь, мы не можем забыть о тех, кто находится вокруг нас (1 Кор. 14). Домашняя группа может спеть песню, кто-то свидетельствует, исповедуется, потом можно попеть еще, посмеяться, сделать перерыв на кофе, а затем опять собраться для наставления; но когда мы собираемся как церковь, нам следует помнить о том, что мы находимся в Божьей тронной зале, а не нашей гостиной. Это не кофе с приятелями, а королевский прием у Царя вселенной. Понимание этого очень важно из-за того, что многие нынешние христиане считают, что церковное богослужение является продолжением их молитвенных кружков.

Посему, Реформаторы восстановили многие из практик церкви, которая появилась после апостолов, до того, как она оказалась в Средневековье. Они специально пытались восстановить то, что называлось «старокатолическими» формами богослужения и при этом обойти искажения, которые появились в средневековых литургических обрядах Римских католиков. Реформаторы восстановили частое Причастие. Они старались вернуться к еженедельному Причастию на каждом служении дня Господнего. Они эффективно смогли возродить проповедь и обучение, чтобы люди могли каждую неделю быть наставляемы Словом Божьим. Все они были за возвращение произнесения символа веры общиной во время богослужения. Каждый из них вновь открыл богодухновенную Псалтирь, как молитвенник и сборник гимнов Церкви.

Более того, общинное пение воскресло и стало одним из отличительных знаков реформационного богослужения. Кальвин обсуждает тему музыки и пения в разделе о молитве. Людей научили петь псалмы во время общего богослужения, поскольку Псалтирь является богодухновенным молитвенником Библии. Все Реформаторы писали примеры литургий и молитв для церковного пользования. Это возрождение общинной молитвы было основано в основном на священстве всех верующих, которое требовало, что люди должны участвовать в молитвах, а не просто их слушать. На самом деле, литургии Реформаторов, включая Кальвина, были намного более «фиксированными», чем нас, современных американцев, это устроило бы. То, что я хочу сказать здесь, все-таки, заключается в следующем: общинное моление по заранее приготовленным молитвам, читаются ли они или поются, имеет долгую и почтенную историю в церквях Реформации и их не стоит сбрасывать со счетов просто потому, что они не знакомы американским евангелическим протестантам двадцать первого века.

Рассмотрим абсурдное возражение

Почему же, тогда, так много американских христиан не хотят использовать заранее приготовленные молитвы, которые читались бы всей общиной? Я часто слышу недовольные голоса, которые звучат примерно так: «как я могу молиться по тексту, которые кто-то другой написал? Эти слова мне навязаны. Они не исходят из моего сердца и, поэтому, меня не следует заставлять молиться по ним. Я против всяческих форм литургии, которые навязываются общине. Они берут Духа в ежовые рукавицы». Такие возражения часто весьма искренние и весьма благожелательные, но (давайте будем честными) они легко доходят до абсурда. Это ведь атака на богодухновенную Псалтирь, которая была дана Божьему народу как общий молитвенник. И даже хуже, это атака на использование молитвы Господней.

Если единственная молитва, которой может молиться участник богослужения, это та, которая спонтанно приходит ему на сердце, то, прежде всего, общинное богослужение невозможно в принципе. Во время общинного богослужения люди должны делать вещи вместе. Народ Божий собирается вместе как сообщество для того, чтобы вознести объединенную молитву и хвалу Отцу через Сына в силе Духа Святого. Если все заранее приготовленные литургии и молитвы являются порабощением личной свободы молящегося, то единственное, что остается каждому так это собираться и поклоняться Богу спонтанно, как отдельные личности. Но даже тогда у нас возникает огромная проблема. Если поклонение должно быть свободно от всяческих форм, тогда никому, ни пастору, ни одному из членов, нельзя позволять навязывать никакую из форм никому в общине, если только каждый раз, когда кто- то что-то предложил, не будет совершаться анонимное голосование. Но и это еще не все, кому-то придется принимать решение о начале служения, и это станет искусственно навязанным ограничением, которое может сковать свободу Духа. В конце концов, может быть некоторые люди не готовы к поклонению в 9:00 утра. Зачем же ограничивать их свободу в Духе?

Нужно кое-что прояснить. Если кто-то отвергает заранее приготовленные молитвы потому, что он верит, что они без необходимости ограничивают совесть верующего конкретной формой, тогда логично будет отвергнуть все гимны, все молитвы, которые произносят пасторы, и, в самом деле, любой порядок и тому подобное. Если заранее приготовленные молитвы, которые читаются, являются – гимны. В конце концов, гимны – это молитвы, заранее подготовленные молитвы. Пение – это просто возвышенная форма речи, прославленная и приукрашенная речь. Не так много людей, которые серьезно думают об этом. Посему нет существенной разницы между молитвой общины, прочитанной в унисон, и той, что люди в унисон поют. Не заблуждайтесь по этому поводу, гимны – заранее подготовленные молитвы хвалы или прошений, написанные (обычно) тем, кто не является частью общины и «навязанные» тем, кто готовит программу. Эти гимны (продолжая наш reductio ad absurdum аргумент), следовательно, становятся навязанной, чуждой формой, которая борется со свободой Духа и препятствует всем, кто хочет молиться от всего сердца спонтанно. С точки зрения логики, как я указал выше, стоит отказаться также и от всех молитв пастора, поскольку пасторские молитвы не более чем внешняя форма молитвы, навязываемая общине. Я думаю, что вы меня поняли. Формальная молитва совсем не обязательно является тем же самым, что и формализм.

Общие молитвы в Библии

Заранее приготовленные молитвы имеют библейское основание. Эта практика является не просто неким рудиментом от Римского католицизма. Наше использование установленных молитв вполне осознанно. Историческая Церковь получила эту идею из Библии, особенно из Псалтири  книги Откровения, но они были не единственным источником. Ветхий Завет переполнен примерами того, как святые использовали установленные формы молитвы для того, чтобы исповедовать и прославлять Бога (Втор. 26; Ездр. 3:10; Неем. 12:24; Пс. 135). Давид поставил левитов составлять молитвы и песни для использования во время общего поклонения Израиля (1 Парю 6:31-48; 15:16-24; 16:4-6; 25:1-5). Затем эти молитвы и песни были сохранены для общего использования израильтянами во время их еженедельных и ежегодных богослужений (Лев. 23). Будучи движим Духом Святым, Давид сам составлял молитвы для общего и личного использования (1 Парю 16:7). Не поймите меня неправильно. Дух Святой побудил Давида составить и сохранить для потомства книгу совместной молитвы святых. Давид, исполненный Духом данной мудрости, поставил ведомых Духом же людей для того, чтобы составить сборник гимнов/молитвенник для людей, чтобы те имели подспорье, как во время общего, так и личного поклонения.

Подписи к псалмам, их содержание и структура – все свидетельствует о том, что они были даны Духом общине завета для употребления во время общего богослужения. Даже при беглом взгляде на Псалтирь легко можно обнаружить, что многие из них начинаются словами типа «псалом на день субботний» (Пс. 91) или «начальнику хора, псалом сынов Кореевых» (Пс. 46). Содержание многих из них также служат подтверждением того, что они  были написаны с целью использования во время общего богослужения: гимны хвалы (Пс. 94, 144-150), общие исповедания (Пс. 77, 104, 105, 134), и псалмы, которые следовало петь на пути восхождения на поклонение в Иерусалим (Пс. 119-133).

Обратите внимание на множество указаний, содержащихся в Псалтири, которые говорят о конкретных позах во время богослужения (Пс. 5:8; Пс. 62:3-4; Пс. 94:6 «Приидите, поклонимся и припадем, преклоним колени пред лицем Господа, Творца нашего»). Даже сама структура поэтики поддерживает идею, что псалмам свойственно поочередное и антифонное прочтение или пение в ходе богослужения. Они были написаны для прочтения или пения общиной. Структура псалмов указывает на тот факт, что Дух составил их для того, чтобы их пели или читали поочередно или с использованием антифона во время общинного поклонения (Неем. 12:24). Псалом 135 являет наиболее яркий пример, он составлен в форме литании.

Итак, когда мы используем псалмы на богослужении, читаем ли мы их в унисон, читаем ли мы их с антифоном или поочередно, или мы молимся ими, когда их поем, то мы следуем указанной Богом форме поклонения. Более того, когда мы включаем в чинопоследование богослужения молитвы, на- поминающие псалмы, для того, чтобы их читала община в унисон, мы следуем библейским указаниям, которые позволяют приходу соучаствовать в действии поклонения Господу, как единой общине.

Молитвы такого типа также помогают нацелить и наставить общину в искусстве библейской молитвы. Умение молиться не дано нам «от природы». Тот факт, что кто-то является христианином, не является гарантией того, что он знает, как молится. В американских евангелических кругах распространено глупое поверье – умение поклоняться приходит «естественным» образом. Как кто-то очень хорошо выразил эту мысль: «Христиане должны быть наставлены во всем, начиная с умения изучать Библию, заканчивая умением любить своих жен, мужей и детей. Но когда речь заходит о поклонении, то члены евангелических общин очень обеспокоены тем, что кто-то собирается учить их молитве, распевам и даже формам богослужения. Поклонение – это, судя по всему, та вещь, которую каждый живущий и дышащий христианин автоматически делает правильным образом». Это миф, и миф весьма опасный. Когда я открываю Библию, то я вижу множество всевозможных указаний и форм, которые даны нам для помощи в изучении того, как подступать к Царю царей должным образом. Вхождение в Божье присутствие отличается от всего остального, что мы делаем, и, более того, это наиболее сложное из всего, что нам выпадает делать.

Еще одна проблема, которая возникает в случае отсутствия заранее установленных молитв, заключается в том, что дети, умственно отсталые и дряхлые старики практически исключаются их хода богослужения. То, что особо выделяется или иногда даже преувеличено в наших кругах – проповедь – в большинстве случаев не доступна детям и людям, у которых может не быть такого интеллектуально- го багажа, который позволил бы им понять речь, отягощенную излишними логическими построения- ми. К сожалению, реформатские церкви часто нацеливают свои службы на людей с высоким уровнем образования, и, тем самым, исключают всех остальных. Человек должен уметь «читать», чтобы соучаствовать. Человек должен уметь «мыслить логически», чтобы понять проповедь и связать воедино утонченные детали богословия таинств, для того чтобы приступить в Господней трапезе 108. Другими словами, богослужение доступно не для всего тела Христова, а только определенной группе людей – молодой, смышленой и образованной части Божьего народа. Однако, если мы будем использовать за- ранее приготовленные молитвы и четкие формы богослужения каждое воскресенье, то и дети научаться молится по ним. И когда члены общины со временем начнут терять свои интеллектуальные способности, то они все равно смогут участвовать службе, поскольку эти молитвы, ответы и символы веры будет впечатаны в их души, благодаря постоянному использованию каждый день Господень.

Вспомните о том, что мы открыли, когда смотрели на небеса и рассматривали то, как поклонение проходит там. Слушайте и смотрите, мы слышим молитвы, которые произносятся или поются в унисон огромным скоплением народа и ангелов (Откр. 4-5). Обратите внимание на то, что небесное богослужение проходит с заранее приготовленными молитвами и ответами. Как же иначе они могли бы узнать, что говорить и когда? На небесах святые с триумфом используют поочередное и антифонное моление, при музыкальной поддержке со стороны ангелов. И помните, что Иисус учил нас молится «да будет воля Твоя и на земле, как на небе». Моление общин земных должно следовать модели моления общин небесных.

Заключение: Польза общинных молитв

В заключении, подводя итог нашему обсуждению можно сказать, что заранее составленные, общинные молитвы являются бесценной помощью для богослужения. Почему? Во-первых, мы не знаем, как молиться, и заранее составленные молитвы могут помочь нам в том, чтобы научить свой разум молиться библейски. Хорошие молитвы направляют нас и помогают нам в составлении своих собственных молитв, как в отношении содержания, так и структуры. Почти все фразы во всех наших молитвах, которые мы используем на богослужении, своим источником имеют Писание. Посему, в конечном итоге, мы молимся по Слову Божьему. Существуют библейские способы моления, и такие за- ранее подготовленные молитвы, используемые последовательно, помогут вам научиться молиться. Конечно же, это и есть та причина, по которой так много молитв записано для нас в Библии. Традиционные молитвы Церкви прелагают молящемуся указания и наставления, часто используя язык и структуру (порядок молитвы) подхваченные прямо из самой Библии.

Во-вторых, когда молитвы поют или читают в унисон, то это провозглашает единство Церкви в молитве. Мы все молимся вместе, как единое тело Христа, в не просто как собрание отдельно взятых личностей. Общее богослужение задумано не просто для того, чтобы помочь каждому в его личной молитвенной жизни. Мы приходим в церковь на богослужение не просто как собрание отдельных личностей, где каждый имеет свой канал для связи с Богом. Мы собираемся вместе, как тело Христово, и, будучи телом Христовым, мы исповедуем свои грехи, молимся, и прославляем Бога совместно. Дух преобразует нас в общину.

В-третьих, распечатанные молитвы обеспечивают участие общины в молитве. Помните, поклонение это не то, на что вы пришли посмотреть или послушать, скорее вы сами совершаете поклонение. Подумайте вот о чем: очень тяжело отвлечься, когда вы сами произносите молитву вслух. Очень трудно в этот момент заниматься чем-то еще, кроме молитвы. Приготовленная молитва гарантирует ваше участие и защищает ваш разум от мечтаний.

Ну, конечно, кто-то может просто прочитать молитву. Возможно, что и поочередная молитва может приесться, то есть, когда мы читаем механически, без понимания. Тем не менее, когда все вместе про- износится и совершается, поверьте мне на слово, вам будет сложнее отвлечься, если ваше внимание приковано к чтению и произнесению молитвы, с которой вы знакомы, чем если бы вы стояли с закрытыми глазами и просто слушали, как молится пастор. Давайте посмотрим правде в глаза: многие люди считают, что им трудно сконцентрироваться на молитве, когда кто-то другой произносит затяжную молитву. Если вы не знакомы с той молитвой, которую читаете или слышите, то вам придется оценивать ее на ходу. И насколько более эффективным было бы произносить молитвы, в содержании которых вы уверены и знаете их наизусть? Об этом мы еще немного поговорим во вступлении ко II части, но сейчас я хотел бы остановиться на том, что есть свобода, исходящая от установленной литургии, свобода участвовать без необходимости оценивать каждое слово, которое вы слышите или произносите. Изучение литургии схоже с изучением шагов танца. Как только кто-то научился базовым фигу- рам, то участвовать можно со свободой и радостью.

В-четвертых, ни одна из церквей не может избежать полностью тех или иных молитвенных ритуалов. У вас могут быть хорошие молитвенные обычаи, или плохие, полезные или опасные, но полностью освободиться от всех форм, относящихся к общинной молитвенной жизни, невозможно. Общины, которые не используют молитвенники или наборы молитв, тем не менее, развивают, иногда даже не подозревая об этом (к сожалению), определенные привычки в отношении молитвы. Вы прекрасно знаете о том, что происходит, даже когда нет указаний или упоминаний о молитве. Молитвы становятся утомительными: «я просто хочу поблагодарить Тебя, Господи… и я просто хочу попросить… я просто хочу…» Или они становятся тривиальными или даже глупыми: «О Господь, помоги нам быть всем, чем быть мы можем» (армейская молитва) или «Господи, помоги нам дотянуться и прикоснуться к кому-то на этой неделе» (молитва со слоганом телефонной компании AT&T).

Конечно же, мы не обязаны использовать всякого рода претенциозные слова и грандиозные фразы для того, чтобы наши молитвы были бы восприняты Богом. Я не ставил себе целью унизить чью-то молитву просто потому, что она не имеет настолько отточенной структуры и не отполирована, как у кого-то другого. Бога устраивают скудные и незамысловатые молитвы Его народа, также как Его радуют молитвы маленьких детей. Но, и это очень важно, если ребенок никогда не вырастет и не научится молиться библейски, если содержание его молитв останется тем же, то это уже не выглядит также очаровательно. Бога устроит и ребяческая молитва, но Он вряд ли ей удовлетвориться. Он ожидает от нас того, что мы вырастим и научимся молиться, как взрослые, чтобы наши молитвы все более и более соответствовали тем моделям, которые Он даровал нам в Писаниях.

Некоторые церкви так и не проходят дальше стадии молитвы за больных и благословения пищи за столом. Это тоже не плохо, но не обращали ли вы внимание на то, что в Библии не так много примеров молитв за больных и подразумевается, что мы и так знаем о том, как благословлять свою еду? Опять же, я говорю здесь не о причудливом, гладком стиле. Я переживаю о содержании молитв: исповеди греха, благодарение Бога за сотворение и обеспечение, благодарение Бога за личность и служение Иисуса Христа, молитвы о поддержке во время искушений, молитвы о защите Его царства от всех его врагов и распространении его по всему миру. Эту прошения не приходят нам на ум «естественным» образом. Мы должны быть научены. Распечатанные, установленные молитвы помогают дисциплинироваться и учиться. Они помогают нам расти, и молиться, как зрелые христиане.

Богослужение. Благодать литургии обновления завета

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

thirteen − one =

Інші статті Джеффри Майерс