Вестминстерское «Руководство по публичному богослужению» (1645)

Статті про літургію 15 травня 2016 0 313

Введение

Как мне кажется, в некотором смысле нынешнее недоразумение в сфере богослужения придется решать с бóльшими трудностями, чем какие-либо теоретические доктринальные расхождения. Хотя правильно считать, что за ошибочной практикой всегда стоит ошибочная теология, не все христиане, которые оставили традиционное реформатское богослужение, отвергли и реформатскую теологию, по крайней мере формально. То, что недавно написал бывший президент FIEC в журнале своей церкви, дает нам понять всю глубину данной проблемы:

«В рамках богослужения мы также пытаемся возвещать Божью истину, и здесь также есть место для разнообразия. Проповедь, как мы видим, — это относительное современное нововведение. Мы имеем простор для разных видов чтения Писаний, а также, я думаю, для свидeтельств, интервью и драматических постановок. Мы должны быть честными с собою и провести четкую грань между тем, что бесчестит нашего Бога, и тем, что неприятно лично нам» (1).

И это написано в журнале, который с радостью в этом же номере цитирует (в качестве подачки для фундаменталистов?) Мэтью Генри и Томаса Уотсона! Не сводя наш предмет к чисто академическому и историческому рассмотрению, мы должны задать себе вопрос, могут ли теологи Вестминстера через триста пятьдесят лет помочь нам? По крайней мере, они могли бы нам помочь хоть в какой-то мере разобраться в данной путанице!

Palace_of_Westminster,_London_-_Feb_2007

 Регулятивный принцип и его границы

…В отличие от Символа веры, отрывки из «Руководства по публичному богослужению» обсуждаются в комитетах и комиссиях особенно шумно (2). В большинстве случаев разница во мнениях касается тех вопросов и тем, о которых в Писаниях нет четких и однозначных указаний. …Вопрос не становится легче от того, что мы узнаем, что, по словам доктора Хортона Дейвиса, это «Руководство» было «компромиссом между тремя партиями, а именно: английских пресвитериан, шотландских пресвитериан и индепендентов» (3).

…Кроме некоторых основных принципов, принятие «Регулятивного принципа» стало дополнительной трудностью для принятия всего «Руководства по богослужению». Легко вывести из Писаний, что проповедь, чтение Писаний, песнопения, молитвы и воспевания Богу хвалы являются основными элементами христианского богослужения и что двумя знаковыми установлениями Божьими являются крещение и Вечеря Господня. Объединяющим звеном всего этого является новозаветная заповедь о том, что все поклонение должно быть «чинным» и «духовным». Что же касается формы проповеди, молитв, структуры богослужения, количества псалмов (и/или гимнов), предназначенных для пения, частоты совершения Вечери Господней, порядка бракосочетания и похорон, — все эти вопросы не регулируются в Новом Завете. Другими словами, что означает определение «библейский» касательно деталей и принципов богослужения?

Вестминстерские теологи осознали, что их привязанность к регулятивному принципу не решает все проблемы. Было относительно легко найти небиблейские элементы в «Книге общей молитвы» (Молитвенник), но вот найти им подходящую замену оказалось гораздо труднее. Вот почему в Предисловии мы читаем: «Упраздняя старую литургию с ее многими ритуалами и церемониями… мы заботились о том, чтобы сохранить все то, что было предписано Богом в каждом установлении; и все остальное мы пытались привести в строгое соответствие с правилами христианского благоразумия, согласующимися с общими правилами Слова Божия». Хотя в прошлом эти критерии были достаточными для того, чтобы отказаться от пережитков католичества и явных суеверий в Молитвеннике, хотя и сегодня они достаточны для того, чтобы отказаться от драматических постановок и танцев, а также от участия женщин в проповеди и назначения священников обоего пола, поле для разногласий все же остается. И это неудивительно, потому что на Ассамблее встретились три партии с различными позициями. Английские пресвитериане — бывшие англиканские пуритане — по своим «нонконформистским» мотивам пытались «реформировать» Молитвенник. Представители из Шотландии использовали «Книгу общего порядка», так называемую «Литургию Нокса», которая была отражением Женевской литургии Кальвина. Обе эти партии принимали принцип литургического богослужения. И затем мы видим «протохаризматов» — индепендентов, которые противились какому-либо регулированию богослужения церковными документами. Вот почему реакция Роберта Бейли, одного из шотландских пресвитериан, была угрожающе острой: «Пока мы мирно беседовали на эти темы, вошел мистер Гудвин, который решительно попытался поставить все с ног на голову, категорически выступая против каких-либо руководств… Я очень надеюсь, что Бог не позволит ему произвести разделение в церкви» (4).

 

[«История и развитие богослужения …Кальвин и Кранмер: Характер и приоритеты богослужения…]

Пуританское богослужение: Вестминстерское «Руководство»

Возвращаясь к самому «Руководству», заложенные в нем амбиции елизаветинского англиканства, постоянные угрозы католицизма и прокатолические тенденции Архиепископа Лауда были фоном проведения Вестминстерской ассамблеи. Если принять во внимание подъем политического пуританизма, то мы получим полный портрет английской Реформации (2)..

Если в самом тексте «Руководства» прослеживалась тенденция сглаживать противоречия, то Предисловие к нему не оставляло никаких сомнений относительно истинной цели замены Молитвенника. Хотя никто не оспаривал его положительные качества, он стал «преткновением» для многих благочестивых христиан, как дома, так и за рубежом. «Ибо не говоря уже об обязательном чтении всех молитв, что стало великим бременем, многие бесполезные и тяжкие обязанности, например ношение служителями сутаны, крестное знамение при таинствах, конфирмация, клятва именем Иисуса и т.д., привели к великому смущению многих благочестивых служителей и прихожан».

По этой причине многие благочестивые христиане воздерживались от трапезы Господней, а способные и верные служители вынуждены были подать в отставку. Епископы настаивали на том, что строгое выполнение всех требований Молитвенника было единственным средством совершения богослужения. Проповедь превратилась в необязательный элемент или, в лучшем случае, что-то менее важное, чем чтение на богослужении. Другими словами, Молитвенник стал ничем иным, как идолом для многих необразованных и суеверных людей. Соответственно, «паписты хвалились, что эта книга была почти копией их богослужения; и не только не отказывались от своих суеверий и идолослужения, но надеялись на наше возвращение к ним, вместо того чтобы двигаться по направлению к реформации». Далее, использование исключительно этого Молитвенника поощряло «тщетное и неназидательное» служение, которое состояло в основном из чтения «готовых форм», составленных другими людьми, что никак не способствовало использованию дару молитвы, которым нашему Господу было угодно наделить всех служителей, призванных Им на служение». Вот какие веские причины заставили мужей Вестминстерской ассамблеи отказаться от прежней литургии.

 Литургия жизни

 Прежде чем мы приступим к рассмотрению самого публичного богослужения в день Господень, мы должны напомнить себе, что «поклонение Богу» означало для наших праотцов всю их жизнь. Бога следует признавать, любить и повиноваться Ему во всех сферах жизни и во всех принимаемых человеком решениях. Соответственно, Молитвенник, опираясь на многовековой опыт христианской традиции, предусмотрел до мельчайших подробностей все великие и торжественные события в жизни христианина от его рождения, до погребения. То, что мы сегодня понимаем под «поклонением» Богу, тогда было лишь особым примером коллективного богослужения в день Господень, «ибо там заповедал Господь благословение» (Пс. 132:3). Таким образом, на фоне всеобщего отступления от освящения субботы даже в менее мирские времена по сравнению с нашими «Руководство» было практическим пособием духовного водительства по освящению дня Господня. Хотя эта цель и была оправданной, в большинстве английских приходов как тогда, так и теперь, люди вступали в контакт с церковью только по случаю «крещения, венчания и отпевания». В этом смысле «Руководство» так сильно отличается от Молитвенника, решая те проблемы, которые возникали при влиянии номинализма на поместную церковь…

 Публичное богослужение в день Господень

 Рекомендации «Руководства по проведению богослужения» в день Господень отличаются радикальной простотой и благоговейной духовностью. Вот какой порядок богослужения в нем предлагается:

  • Призыв к поклонению
  • Молитва о благодати и просвещении
  • Чтение Писаний:
  • Глава из ВЗ
  • Глава из НЗ
  • Метрический псалом
  • Молитва исповедания грехов и ходатайства
  • Проповедь Слова Божия
  • Молитва благодарения и прошения
  • Молитва Господня
  • Метрический псалом
  • Благословение

 Пастор и народ Божий

«Руководство» призывает народ Божий готовить свои сердца перед тем, как прийти на богослужение, и предостерегает их собираться «без подобающего страха Божия, но с благоговением и почтением, занимая свои места чинно, не преклоняясь в том или другом месте. Если теологи Вестминстера заботились о том, чтобы не допускать чрезмерного поклонения на коленях, что могло вызывать ассоциации с идолопоклонством, то в не меньшей мере они остерегались чрезмерной фамильярности во время литургии. Вот почему не одобрялись «разговоры шепотом, обмен мнениями, знаки приветствия или почтения в адрес присутствующих или входящих людей». Также не разрешалось «смотреть по сторонам, дремать или вести себя каким-то другим неподобающим образом», чтобы не отвлекать служителей или пришедших людей от «служения Богу».

Писания должны были читать только «пасторы учители» и иногда студенты семинарий. Таким образом, служение «чтеца», связанное еще с традиций первых реформаторов и синагогальным служением(49), было сомнительным образом упразднено. Действительно, поддерживают ли Писания «Руководство» в этом вопросе? В противоположность Молитвеннику, чтение апокрифических книг было полностью запрещено. Однако, чтение «всех канонических книг» очень поощрялось, чтобы люди могли еще лучше ознакомиться с Писаниями. Периодически позволялось истолковывать прочитанное из Писаний для лучшего понимания. При этом, следовало обращать внимание на время, чтобы оставшаяся часть богослужения, особенно проповедь, не оказалась утомительной.

Приоритет проповеди

Таким образом, главной целью Ассамблеи было вернуть приоритетное положение проповеди в публичном богослужении. В этом заключается одно из важнейших отличий в приоритетах англиканского и пуританского богослужений. …По мере утверждения Молитвенника из-за продолжительности литургии оставалось мало или вообще не оставалось времени на проповедь. Таким образом, практика, а не благие намерения подтверждают слова доктора Кеннета Браунелла о том, что «англиканское богослужение в основном сосредотачивается на священническом аспекте служения, в то время как реформатское богослужение — на пророческом» (51). Вестминстерская ассамблея должна была обеспечить достаточно времени «хорошим трубам» для проповеди. В соответствии с этим «Руководство» заявляет, что «проповедь Слова, будучи силой Божьей ко спасению и одним из самых великих и превосходных видов служения Евангелия, должна провозглашаться так, чтобы служитель не был посрамлен, но спасал себя и всех тех, кто его слушает».

Что бы бывший президент FIEC не имел в виду, утверждая, что проповедь является «относительно современным нововведением», мы должны поблагодарить пуритан за очередное подтверждение ее важности. Когда роль проповеди подвергается атакам тех людей, которые формально причисляют себя к пуританской традиции, нам самое время вспомнить о своих корнях. Ибо все то самое лучшее и самое продолжительное, что имело место в истории евангельского христианства, опиралось на трепетное почитание Бога и помазанную Духом проповедь распятого Христа. Мы не должны забывать о коварстве диавола. Он всегда воинствовал против проповеди Евангелия. Внедрение в богослужение драматических постановок, танцев и пантомимы некоторыми так называемыми евангельскими христианами очень радует его и неверующих людей, ибо все это заслоняет истину Божию, так как «драматические постановки на евангельские темы» и искажающая истину театральность мессы не так уж и отличаются друг от друга!

На этой конференции мы не решим все эти проблемы. Но если мы будем критичны к самим себе, если мы тщательно исследуем превосходные утверждения «Руководства» на тему о проповеди, то это не только подтвердит необходимость обучения проповедников, но и поможет нам избежать иногда справедливой критики современной реформатской проповеди. Так, проповедник не должен излагать сухую и схоластическую теологию, но делать истину живой для своих слушателей. Не желает ли князь мира сего, чтобы проповеди были скучные и абстрактные? Итак, «иллюстрации должны быть самыми разными, но полными света». …Если проповедь занимает главное место в реформатском богослужении, то слабая и бессильная проповедь дает полное право нашим критикам уйти от нас и искать истину где-либо ещё! Так давайте же прислушаемся к словам самого великого пуританского проповедника, которого когда-либо видел мир, Ричарда Бакстера: «Нет ничего страшнее мертвого проповедника, который говорит мертвым слушателям живые истины живого Бога» (54).

Если же посмотреть на этот вопрос более практически, то Вестминстерские теологи не ожидали того, чтобы каждый проповедник соответствовал пуританскому эквиваленту англиканского стереотипа проповедника с ханжеской улыбкой и менторским тоном. Они вовсе не собирались уничтожать индивидуальность человека. Как стиль Кранмера отличался от стиля Кальвина, а Буньян не был похож на Бакстера, так и Гудвин не должен был подражать Годжу. Вот почему методика «Руководства» не была обязательной для каждого человека, но лишь «рекомендовала самое лучшее, что было испытано и признано Божьим благословением». Но какого бы гомилетического стиля мы ни придерживались, «наше служение должно быть скорее «тяжелым», чем небрежным; «понятным» для всех слушателей; «верным» в том, чтобы вся слава принадлежала лишь Христу; «мудрым» в использовании обличения без личной предвзятости и вражды; достаточно «серьезным», чтобы нашу проповедь не игнорировали; не вызывающим намека на развлечение или любезничание, но таким, чтобы наши слушатели ясно видели, что единственным нашим стремлением является их благо. Наконец, тот человек, который дерзает учить других, должен быть признан всеми как тот, кого учит Сам Бог и кто убежден в своем сердце, что все, чему он учит, является истиной, исходящей от Христа; который должен быть примером для стада, безукоризненным как в личной, так и в общественной жизни; трудящимся для других и являющимся для них Божьим благословением; наблюдающим за самим собой и за стадом, которое Господь вверил его попечению». Если проповедь нуждалась в реформировании по этим критериям 350 лет тому назад, то пусть Бог сохранит нас от мысли, что наша современная проповедь уже в этом не нуждается!

Практика молитвы

Не только акцент на проповеди отличает «Руководство» от Молитвенника, но и подход к публичной молитве. Хотя вестминстерские теологи придерживались фиксированных литургических канонов, они не настаивали на утвержденных текстах молитв. Вот почему их рекомендации были названы «Руководством», которое предлагает служителям лишь тему молитвы, а не ее дословный текст…

Рекомендации Вестминстерской ассамблеи актуальны и для нас, особенно когда речь идет о так называемых «открытых служениях» и молитвах с кафедры. Духовно ли выражаться таким образом, как я это слышал однажды на богослужении, когда Бога благодарили за то, что Он послал Святого Духа, Который «кувалдой придает нам нужные очертания»? Авторы «Руководства» никогда бы не назвали такую непочтительную молитву «духовной»! Как ясно выразился A. Ф. Митчелл: «Не было ничего более далеким от их намерений, чем вызвать поток необдуманных спонтанных словес или выдать такой поток за благословенное использование дара молитвы, которым Бог наделил в той или иной мере каждое Свое чадо» (57). Даже индепендент Филипп Най признал, что должна быть середина между канонизированными и импровизированными молитвами, когда заявил: «Я молю лишь об обдуманных молитвах» (58). Совершенно ясно, что и утверждал Най, публичные молитвы требуют не меньше времени и подготовки, чем проповеди. Если принцип «открой-уста-твои-и-Я-наполню-их» не приемлем в сфере проповеди, то почему этот принцип должен считаться приемлемым в сфере молитвы? Если были уместны конспекты и даже дословно записанные проповеди в случае Джонатана Эдвардса, то почему такой же метод нельзя использовать для подготовки публичных молитв? Не будем забывать, что, когда служитель молится с кафедры экспромтом, его молитва становится образцом молитвы для всей общины!

Признав принцип подготовки текста молитвы, мы должны с осторожностью подходить к отрицанию литургических форм. Действительно, текст Псалма 2 может рассматриваться как литургический документ, но разве апостолы не включали этот текст в свою молитву в Деяниях 4:24–30? Пуритане и другие евангельские христиане выступали против принудительных форм литургии, за что в основном и критиковали канонический Молитвенник, но они ни в коем случае не были против заранее подготовленных форм. Джон Оуэн со временем согласился с этим принципом, хотя он и был активным сторонником дара молитвы Христова, данным служителям (59).

Действительно, как показано в предисловии к «Руководству», механическое чтение текста молитвы — это совершенно небиблейская практика. Индепенденты решительно воспротивились ей, ударившись в другую крайность. Они слишком бурно отреагировали на механическое использование фиксированной формы литургии. Если бы англиканская церковь с самого начала заняла умеренную позицию Кальвина в вопросе литургии, ее более простого и гибкого совершения (включая и вопрос молитвы), то этой чрезмерной реакции можно было бы избежать. Но как бы там ни было, индепенденты помогли создать такое «Руководство», которое дало реформатским церквам возможность проводить литургии по своему усмотрению (60). Современная тенденция к всеобщей свободе берет свое начало именно оттуда. Но как могут свободные формы литургии, избранные духовными христианами, сочетаться с их же заранее обдуманными текстами молитв? Самым главным в этом является состояние сердца. Человек может противоречить Писанию, как гордо отрицая строгие каноны литургии, так и рабски следуя им.

Итак, было ошибкой совершенно отказаться от Молитвенника, и некоторое время спустя в этом же веке пресвитерианин Мэтью Генри имел случай осудить чрезмерную критику Молитвенника другим служителем(61)… Действительно, как говорится в предисловии к «Руководству», Молитвенник стал идолом для некоторых христиан, но молитвы Кранмера помогли многим английским подданным стать искренними христианами. Кто может поставить под сомнение теологию и помазание этой смиренной молитвы, используемой во время причастия:

«Мы не дерзаем приступить к Твоему столу, о, милостивый Господь, полагаясь на свою праведность, но уповая лишь на Твою многоразличную и великую благодать. Мы достойны лишь крох с Твоего стола, которые падают на пол, но Ты есть Такой Господь, Чье главное качество — быть милостивым…»

Без сомнения, Кранмер и сегодня может научить нас очень многому в вопросе публичной молитвы…

Привилегия хвалы

По мнению вестминстерских реформаторов, публичное поклонение состоит из проповеди Слова, молитвы и хвалы. Таким образом, «Руководство» заключает: «…из всех установлений пение псалмов больше всего подходит для выражения радости и благодарения …Долг всех христиан — публично прославлять Бога, воспевая псалмы вместе со всеми в собрании, а также в своей семье». Время и другие обстоятельства не позволяют подробно рассмотреть вопрос исключительной псалмодии и пения различных гимнов. Эта тема не была актуальной для Вестминстерской ассамблеи, так как эпоха английских гимнов еще не началась. Однако в течение следующего столетия во всем англоязычном мире гимны Уотса и Уэсли оказали сильное влияние на отношение к исключительной псалмодии. В США в 1788 году пресвитерианское «Руководство» констатировало допустимость пения на богослужении «псалмов и гимнов». Сорок лет до этого Джонатан Эдвардс отреагировал на подобное нововведение очень сдержанно. Некоторое время он проповедовал вдали от дома, а затем, вернувшись в свою Нортхэмптонскую церковь, он обнаружил в ней используются гимны Уотса за счет использования Псалтири. Ему «не понравилось не то, что они начали петь гимны, а то, что они отказались от Псалмов» (67).

…Вот некоторые из псалмов, которые вдохновляли героев веры гугенотов страдать ради Христа. Не было ничего предосудительного в том, что реформаторы сделали с литургией, судя по мнению одного студента, который проездом был в 1545 году в Страсбурге, где Кальвин шесть лет тому назад опубликовал свою первую «Псалтирь». Вот что этот студент писал:

«Вы себе не можете представить, какой может быть мир в душе и блаженство от слушания Слова Божия на богослужении, где проповедуют истину Божию и правильно совершают таинства! А какое наслаждение слушать чудесные псалмы, в которых воспеваются дела Божии… В самом начале, когда я услышал это пение, я не мог сдержать слез радости. Ни один голос не заглушал другой голос. Каждый член общины держал в руках песенник с нотами. Каждый мужчина и каждая женщина одинаково восхваляли Господа» (76).

Выводы: Богослужение в Духе и Истине

В завершение я хотел бы сделать акцент на этой ноте радости, звучащей в истинном богослужении. Ведь недаром писал псалмопевец: «Ты укажешь мне путь жизни: полнота радостей пред лицом Твоим, блаженство в деснице Твоей вовек» (Пс. 15:11). Некоторые могут спросить: «Неужели эта радостная нота доминировала весь семнадцатый век?» Да, тогда жили великие теологи, замечательные проповедники и происходили великие пробуждения. Но были и те, которых можно назвать «догматическими словоборцами», используя подзаглавие книги Ричарда Бакстера «Католическая теология» (1675), чьи озлобленные дискуссии и ультраортодоксальные замашки буквально заглушали эту ноту хвалы. Увы, но пуритане пошли еще дальше них. Это столетие окончилось на минорной ноте распространения ересей, расколов, духовной мертвости и атеизма. И все это произошло несмотря на искренние, хотя и слишком формальные, попытки пуритан успешно завершить английскую Реформацию. Не угнетают ли нас сегодня все эти вещи? Не мечтаем ли мы сегодня о пробуждении, которое бы духовно освежило и исцелило многие, если не все, души от нынешних болезней? Мы не осмеливаемся заявить, что реформация богослужения непременно приведет к истинному поклонению, поскольку сама по себе реформация не приводит к возрождению. Для этого необходимы угождение Богу и смиренная зависимость от Святого Духа.

В противоположность вестминстерским теологам, чьи литургические предписания включали формальные праздники и публичные благодарения, методисты в следующем столетии восстановили менее формальные вечери любви, упомянутые в 2 Петра 2:13 и в Иуды 12, известные еще в ранней церкви. Томас Мэнтон (77) сомневался, стоит ли их включать в постоянный чин церковного общения, в то время как Кальвин был рад признать, что эти «скромные» и «незамысловатые» собрания были настоящими праздниками, на которых верные общались между собой, свидетельствуя о своем братском единодушии» (78). В первые дни евангельского пробуждения на одной такой вечере любви у методистов произошло нечто удивительное. Как будто чтобы доказать, что Бог посещает тех, кто ищет Его всем сердцем, независимо от формы их поклонения, Джон Уэсли записал в своем дневнике в понедельник, 1 января 1739 года, следующее:

«Мистеры Холл, Кинчин, Игнэм, Уайтфилд, Хатчинс и мой брат Чарльз присутствовали на такой вечере любви в Феттер-Лейне еще примерно с шестьюдесятью братьями. Около трех часов утра, когда мы пребывали в постоянной молитве, сила Божия могущественно сошла на нас, так что многие начали восклицать от охватившей их непомерной радости и многие упали на пол. Едва оправившись от страха и удивления, вызванного присутствием Всемогущего, мы тут же в один голос воскликнули: «Мы славим Тебя, о Боже; мы признаем, что Ты — Господь!» (79)

Пусть же наш Господь по Своей бесконечной милости посетит нас таким образом и сегодня!» 

Доктор Алан Клиффорд, пастор Реформатской церкви в Норвиче, графство Норфолк, Англия. Для более подробной информации о NRC посетите, пожалуйста, сайт церкви: www.geocities.com/nrchurch

Курс "Реформатское богослужение"

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

16 − ten =

Джуліан Майкл Загг

  Международная семинария в Майами 14401 Олд Катлер Роуд, Майами, США

Інші статті Джуліан Майкл Загг

День Господень

14 травня 2016

Литургия

12 травня 2016