Вход и призыв к служению

Статті про літургію 4 березня 2017 0 151

Не смирял ли я и не успокоивал ли души моей,как дитяти, отнятое от груди матери?

– Псалом 130:2а

Теперь мы переходим к подробному объяснению богослужения, шаг за шагом, от входа до выхода. Эти главы предназначены как для служителей, так и для поклоняющейся общины. Поэтому иногда я буду обращаться к пасторам и говорить им об их обязанностях, а иногда буду наставлять членов общины, прямо говоря им «вы», чтобы объяснить, что община должна думать и делать в определенный момент совершения литургии обновления завета.

Первый шаг в Божьем служении мы зачастую определяем как призыв к служению. Хотя данное название придерживается аллитерации буквы «п» (призыв, покаяние, посвящение, причастие и поручение), определение, которые мы даем каждому шагу в богослужении, не столь важно, как то, что действительно происходит во время этих пяти божественных действий, когда Бог обновляет завет со Своим народом. Не стоит забывать, что наше поклонение предполагает и всегда начинается с Божьего служения нам. Первым шагом заветного Божьего действия, состоящего из пяти частей, является то, что Он милостиво овладевает нами, действенным образом призывает прийти к Нему и тем самым выделяет нас из мира как особый Свой народ. Прежде чем Бог начнет Свое жертвенное дело, мы, в ответ на Его призыв, должны появиться на пороге. Мы проходим через Его врата и со славословием входим в Его дворы. Но даже наши первые молитвы и гимны прославления могут быть всего лишь ответом, вызванным милостивым приглашением Господа и Его разрешающим присутствием.

Подготовка и вход

Следует приложить все усилия для того, чтобы подготовиться самому и, по возможности, подготовить свою семью для богослужения. Многие люди ведут себя так, будто достаточно войти с важным видом в Божье присутствие и сказать нечто вроде: «Эй, Бог! Как дела? Вот тебе песня или даже две и несколько баксов. Всего хорошего!» Такое отношение часто является отличительной чертой современного отрешенного сверхмодного богослужения. Подготовки не требуется, поэтому её и нет. И готовиться необязательно, потому что зачастую верующий в сущности ничего и не делает. Он играет роль зрителя. Он – часть аудитории слушателей. Однако согласно нашему пониманию богослужения, подготовка обязательна. То, что мы как община делаем в День Господень, нельзя смешивать ни с какими другими видами деятельности. Это особое время, специально выделенное Господом для встречи со Своим народом. Мы должны следовать примеру Марии, а не ее беспокойной сестры Марфы. Иисус хвалит Марию, когда та отходит от своих обычных дел и готовится внимательно слушать Иисуса, садясь у Его ног: «Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее» (Лк. 10:42).

В данном разделе я призываю к подготовке общину, но и служитель, совершающий богослужение, должен готовиться к тому, чтобы правильно вести службу. Подготовка должна начаться задолго до призыва к поклонению. В неё входит внимательное прочтение литургии в целом, особенно длинных отрывков из Библии, которые будут использоваться, молитва за себя и за общину и прибытие в храм настолько рано, чтобы можно было все устроить и спокойно подготовиться к началу богослужения. Все молитвы, которые служитель будет возносить во время службы, следует тщательно продумать, а, возможно, даже записать заранее.

Подготовительная молитва

Чтобы обрести твердость и устоять против описанной ранее опасной склонности в ведении службы, в субботу вечером найдите время и помолитесь о том, чтобы Бог дал вам нужное расположение ума для ведения утреннего богослужения. Чтобы как следует отдохнуть, лягте спать пораньше. Позаботьтесь о том, чтобы утром у вас было достаточно времени и чтобы вам не пришлось стремя голову выбегать из дома. В воскресное утро можно создать особую атмосферу для всей семьи, включив соответствующую музыку, настраивающую на целый день, в то время, пока члены вашей семьи собираются в церковь. Присядьте на несколько минут (только на несколько минут, в этом деле не нужно переусердствовать), откройте Библию, прочитайте какой-нибудь Псалом и вслух прочтите краткую молитву, вроде этой: «Господи, дай мне возможность искренне и в истине поклоняться Тебе этим утром. Помоги мне, Отче, вновь принять Твое милостивое служение мне в Слове и Таинствах. Помоги мне также воздать Тебе хвалу и прославление, достойное Того, Кто любит меня, Кто послал Сына Своего, чтобы Тот умер за меня, и Который продолжает давать мне все потребное для жизни. Аминь». Эту молитву можно прочитать одному или всей семьей.

Будьте пунктуальны. Разумеется, иногда дома могут возникать проблемы, которые предопределенно помешают нам прийти вовремя на воскресное богослужение. Господь знает и понимает, когда происходяшее нам неподвластно. Но Ему не доставит радости, если вы, без какой-либо веской причины, неспеша войдете в Его Величественное Присутствие после того, как все остальные должным образом уже приблизились к Нему в молитве и исповедании грехов. Кто посмеет, словно прогуливаясь мимо, зайти на богослужение после исповедания грехов? Не глупо ли считать, что Богу понравится такая беспечность? Если бы вас пригласили на встречу к важному человеку, занимающему высокое положение, несомненно, вы бы сделали все возможное, чтобы прийти вовремя. У вас не было бы даже мысли о том, чтобы с опозданием прийти на встречу с президентом или с мэром, правда? Почему же вы так небрежны, когда Царь мира призывает вас войти в Его присутствие? Действительно ли вы считаете, что в воскресное утро Бог встречается с вами? Если да, то вы обратите внимание на призыв Божий и исполните его в указанное Им время.

Прелюдия

Когда начинает играть фортепиано или орган, это служит сигналом того, что вы должны занять свое место, успокоить детей, прекратить всякие разговоры и молча помолиться и / или заняться размышлениями. В самом начале программы утреннего богослужения может быть указан библейский отрывок для размышления о Боге (см. пример нашего богослужения). Воспользуйтесь этими советами по подготовке. Как правило, размышление над Писанием связано с призывом к поклонению, чтобы вы еще раз вспомнили о том, что на короткое время вы вступаете в небеса, входите в присутствие самого Господа вселенной.

Служители должны внимательно следить за музыкой, звучащей в этот момент: за ее подбором и за исполнением. Музыка определяет настроение. Неправильно подобранная музыка способна испортить любую подготовку, которую сделали веруюшие для начала богослужения. Например, есть музыка, которая вызывает ассоциации, расходящиеся с богослужением. Оставлю данное наставление неопределенным и не стану конкретизировать список музыкальных стилей, которые могут стать «контрплодотворными». Подвергнуть опасности начало богослужения может также и способ исполнения прелюдии. Это не время для ярких, концертных исполнений. Органист или пианист не должны приковывать к себе внимания. Служители обязаны следить за всей литургией, включая прелюдию. Не стоит всецело отдавать музыку тем, у кого нет необходимых литургических знаний и чувствительности.

Объявления

Объявления следует делать до начала богослужения, потому что они не имеют непосредственной связи с ним. Все, что делается после призыва к служению, является строго обоснованным и происходит в свое время. Нельзя просто вставить какие-либо действия то тут, то там в процесс службы, только для того, чтобы их исполнить. Объявления важны, но в библейском порядке поклонения им нет места. Объявления, сделанные во время богослужения (как, например, заявление комитета, финансовые отчеты и другие подобные церковные «новости»), вызывают у меня чувство оскорбления и раздражения, так как в порядке обновления завета они не исполняют никакой законной функции. Чаще всего они играют роль рекламной паузы, вторгающейся в ход церковного богослужения (учитывая, что в богослужении существует такой ход). Но если объявления делаются до официального начала богослужения и являются частью подготовки к поклонению, то благодаря им мы можем вспомнить о том, что нас призывают войти в Божье присутствие одним телом, а не по одиночке. Если мы слышим, что происходит в собрании людей Божьих, перекидываемся взглядами с другими людьми в церкви и, причем, делаем это с правильным настроением, это может подготовить нас к началу нашей совместной литургии.

Призыв к поклонению

Бог Сам призывает нас к поклонению. С небес Он призывает нас собраться вместе. Это не наше решение, и мы не приглашаем Бог побыть с нами. В начале богослужения нет «призывания». «Призывать» Божье присутствие стоит перед началом футбольного матча или заседанием Конгресса, но в начале воскресного богослужения это не имеет смысла. Это День Господень. Мы не собираемся вместе и просим Его быть с нами. Он свыше приказывает нам войти в Его присутствие, а мы отвечаем Ему в послушании с помощью действенной силы Духа, дающей нам возможность это сделать.

Никогда не следует забывать и не стоит пренебрегать тем, что, находясь в числе Его собравшейся общины, мы действительно входим в особое присутствие Божье. В последние годы реальность особого Божьего присутствия со Своим народом в День Господень подвергается серьезной критике. Нам говорят, что вся жизнь – это поклонение. Бог присутствует везде в течение всей недели, и поэтому то, что мы делаем в воскресенье, по сути ничем не отличается от того, что мы делаем в другие дни. Бог не может присутствовать «в большей степени» в какой-то один день или в одном месте. Как следует относиться к рассуждениям подобного рода? Правда, что Бог присутствует везде. Но в данном случае я говорю не о Его Вездесущности. Бог обещал, что, когда Его народ соберется вместе в воскресенье, Он неким особым образом будет присутствовать с ним. Пропускающий богослужение в церкви ради гольфа или магазина не может в качестве оправдания своего отсутствия использовать Вездесущность Бога. Конечно, Бог присутствует и во время игры в гольф, также как Он присутствует в аду. Но это общее присутствие Бога не способно помочь людям, находящимся в аду. Бог присутствует и на небесах и в аду, но по-разному. Существует огромное различие между этими «присутствиями».

Даже если мы не можем дать точное определение присутствию Бога среди людей, собравшихся как Церковь в День Господень, это присутствие является особым и более выделяющимся. Во-первых, Он присутствует там pro nobis («ради нас»). Именно здесь и именно сейчас Он собирает Свой народ вокруг Слова и Таинств. Он обещал, что когда соберется Его народ, Он будет там ради нас. Это отнюдь не значит, что Бог не присутствовал, скажем, в Китае, когда столп и огонь вывели народ Израиля из Египта, или когда Его присутствием наполнилась скиния после ее завершения. Скорее Господь присутствовал в этих определенных местах неким особым животворящим образом. Когда народ Израиля собрался вокруг горы Синай и скинии, им были даны необычайные знаки особого Божьего присутствия. Подобным образом, нельзя сказать, что в воскресенье Бога нет, скажем, в продуктовом магазине. Просто в церкви за трапезой Причастия Он обещал особое Свое присутствие – с целью спасения и благословления. Хлеб и вино являются исключительными знаками, предназначенными для того, чтобы уверить нас в Его особом, милостивом присутствии среди нас. Бог не обещал, что ради вас Он будет присутствовать в воскресенье в магазине. В принципе, если вы откажетесь внять призывам Божьим собраться с Его Церковью, Он может присутствовать там против вас, чтобы вы смогли как следует ощутить Его осуждение и проклятие, а не обещание благословения, жизни и спасения.

Кроме того, входя каждую неделю в особое Божье присутствие, получая от Него обещанное Им через Его Слово и Таинства, мы можем выйти из церкви в мир с полной уверенностью, что Бог будет с нами и ради нас где бы мы ни были в течение недели. Не находясь в Его особом присутствии, мы не имеем уверенности в Его вездесущной помощи в любой другой обстановке (см. Быт. 3:8; 4:16; Исх. 33:14-15; Втор. 4:37; 12:7, 18; 14:23, 26; 15:20; Суд. 18:6; 4 Цар. 13:23; 17:18-23; Мф. 18:20; 1 Кор. 5:4; 11:18).

Как правило, Божий призыв озвучивает служитель. Видя и слыша рукоположенного Божьего оратора, община должна по вере знать, что их призывает Сам Бог. Тем не менее, даже если мы используем один из псалмов, где верующие призывают друг друга войти в Божье присутствие, предполагается, что голосом другого человека нас призывает Бог. Как правило, этим внешним голосом является голос пастора (или исполняюшего обязанности пресвитера или стажера), но он может раздаться и из самой общины. В любом случае, мы отвечаем на призыв, который приходит извне как голос самого Бога 118.

Обычно пастор использует отрывок из Слова Божьего (возможно, из книги Псалмов), где ясно звучит призыв к поклонению, зовущий войти в Божье присутствие. Хорошим примером такого отрывка, который можно использовать как призыв к поклонению, является Пс. 134:1-3:

Аллилуйя.
Хвалите имя Господне, хвалите, рабы Господни, Стоящие в доме Господнем, во дворах дома Бога нашего.
Хвалите Господа, ибо Господь благ;
пойте имени Его, ибо это сладостно.

В нашем богослужении, приведенном в качестве примера, мы использовали Пс. 99:4-5:

Входите во врата Его со славословием, во дворы Его – с хвалою.
Славьте Господа, благословляйте имя Его! Ибо благ Господь:
милость Его вовек,
и истина Его в род и род119.

Наш ответ на Божий призыв

Итак, Бог призвал нас в Свое особое присутствие. Словом Своим Он овладел нами и выделил нас из остального мира как Свой народ. Это первый шаг в порядке богослужения обновления завета. Теперь община стоит перед Ним, готовая ответить на Его призыв и принять Его милостивые дары. Начинается жертвоприношение.

Вступительный гимн прославления. Нашим первым ответом на слова Божьи и на Его действия в богослужении является пение. Помните, что ход всей службы идет по мере того, как Бог говорит, а община отвечает. Это похоже на разговор между Богом и Его Церковью. Бог зовет, и мы отвечаем. Бог говорит, и мы слушаем. Бог дает, и мы получаем. Бог действует, и мы благодарим Его. Мы говорим
«аминь» всякий раз, когда Бог говорит с нами или делает что-либо ради нас. Такую модель диалога можно встретить в Библии всякий раз, когда люди оказывались в Божьем присутствии (Ис. 6:1-12; Иер. 1:4-8; Отк. 4-5, 19:5-10). Согласно библейским установлениям, именно так надо приходить к Богу в поклонении. Таким образом, здесь, в начале богослужения, Бог призывает нас, и мы собираемся, чтобы прославить Его.

Итак, обычно мы входим с Божье присутствие с пением. Вступительным гимном практически всегда является Псалом прославления или гимн восхваления. Данная песнь адресована Бог. Значит, она является молитвой. Как правило, в этом первом гимне подчеркивается какая-либо черта характера или дела Божьего, придавая тем самым прославлению и поклонению общины конкретную форму. Очень верно, что мы должны «входить во врата Его со славословием» (Пс. 99:4). Собравшаяся церковь теперь сама становится домом или храмом Господним (1 Кор. 3:17; Еф. 2:21; 1 Пет. 2:5), в сущности, «градом Божьим» (Евр. 12:22). Так же как израильтяне с песнопениями проходили через ворота Сиона, мы с гимнами прославления входим туда, что символизировали эти образы.

Наше первое исповедание Троицы. Служитель провозглашает: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа», на что люди громко отвечают: «Аминь!». В данный момент мы предусмотрительно называем себя христианами, а свое поклонение – христианским. Будучи крещенными верующими, мы несем имя Отца, Сына и Святого Духа. Именно такому Богу мы поклоняемся. Именно таким является Бог, под чьей властью и в чьем присутствии мы живем и умираем. Это наш Господь, который служит нам во время поклонения. Верой мы будем чувствовать этого Бога на протяжении всей утренней службы. Библия ясно увещевает верных: «И всё, что вы делаете, словом или делом, всё делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца» (Кол. 3:17; а также Еф. 2:18; 1 Кор. 12:3). В литургии такое исповедание имеет место в самом начале, чтобы показать, что мы помним и открыто заявляем о том, что все, происходящее на богослужении, происходит под знаком нашего милостивого Триединого Бога. Мы торжественно и открыто призываем Бога и мир засвидетельствовать то, что мы «собрались вместе» во Имя Его (Мф. 18:20), и что только в это Имя мы возносим свои молитвы, хвалу и благодарение (Ин. 16:23).

С литургической точки зрения, имя Бога – Отец, Сын и Святой Дух – не подлежит обсуждению. Наше богослужение на всем протяжении не только строится по образу жизни Бога-Троицы, как мы это видели в предыдущих главах, но и само имя Троицы никогда нельзя компрометировать. Даже когда я пишу эти слова, Методистская церковь в Англии, порвав с вековой христианской традицией, не говоря уже о библейской верности, включила в свою книгу богослужения на новое тысячелетие молитву «Бог Мать». Эта новая молитва появляется в одной из служб причастия: «Бог наш Отец и Мать, мы благодарим Тебя и восхваляем за все, что Ты сделал…» Такая молитва является идолопоклоннической. Мать – не имя Бога.

Правильное имя Бога – Отец, Сын и Святой Дух. Имя, основанное на идее Троицы, является исполнением и эсхатологическим продолжением собственного имени Господа в Ветхом Завете – Яхве. Мы называем нашего Бога «Отцом» и «Сыном» не в результате сравнения божества с земными отцами и сыновьями. Это не антропоморфические метафоры, перенесенные на безымянное божество. Бог есть прежде всего Отец в отношении не Своих творений, а Своего Сына. А Бог Сын есть Сын не благодаря Своему подобию созданному сыновству, а на основании Своих вечных отношений с Богом Отцом. Именно об этом так ясно говорят Апостольский и Никейский символы веры: «Верую в Бога Отца… и Его Сына, Господа нашего Иисуса Христа».

Язык Отца и Сына уходит корнями в вечные отношения внутри Троицы. Эти божественные имена описывают отношения, которые существуют внутри Троицы совершенно обособленно от какого-либо представления мира об устройстве человеческой семьи. Согласно Ефесянам 3:15, Отец нашего Господа Иисуса Христа есть Отец, «от Которого именуется всякое отечество [pasa patria] на небесах и на земле». Бог не просто явил Себя как такой же отец или как похожий на отца. Нет, Он есть Отец. Он первый, вечный и истинный Отец. Бог есть истинный или первоначальный Отец; все другие человеческие
«отцовства» являются сотворенными образами Его Отцовства. Другими словами, «Отец» это не слово антропоморфического языка – языка, полученного из мира и человеческих (anthropos) форм (morphe), а затем примененного к Богу. Напротив, в слове «Отец» заключен теоморфический язык. На земле есть отцы, потому что у них есть некоторые отличительные черты, сходные с чертами первого, истинного Отца. Таким образом, название «Отец» вовсе не является метафорой. Кроме того, слово «Отец» это не просто один из атрибутов Бога. Это Его имя, имя собственное. То же самое можно сказать и в отношение Сына и Святого Духа. Именно на эти имена Бог реагирует. Это семейные названия или формы обращения, которые Он дал Своей семье для того, чтобы она пользовалась ими для обращения к Нему.
Богу нравится Его имя. Именно в это имя крестятся все христиане. Именно это имя они не смеют произносить всуе 121. Бог откликается на Свое имя, а не на другие имена. С Его именем связаны Его личные качества и честь.

Все это означает, что вы можете изо всех сил обращаться к «Софии» или каждый день молиться
«Небесной Матери» или возносить к небу руки и говорить: «Услышь меня, Мать Богиня». Но при этом вам следует знать, что вы не разговариваете с Богом и Отцом Господа нашего Иисуса Христа. Он не отвечает на такие молитвы. Вас не слушает никто (за исключением, возможно, одного-двух бесов, у
которых вы вызвали особый интерес). Но если мы обращаемся к Отцу через Сына в Духе, тогда мы об-
ращаемся к христианскому Богу и делаем это так, как Он Сам сказал. Можно знать, с кем мы разговариваем. И можно быть уверенными, что мы обратили на себя внимание Отца Господа нашего Иисуса Христа, который пребывает в нас посредством Святого Духа.

Приветствие. Пастор приветствует общину: «Господь да пребудет с вами». А люди отвечают: «И с вами также». Данная еврейская форма приветствия и ответа является результатом заветного обетования Эммануила, «Бог с нами». Это видно в книге Руфь. Когда Вооз приходит на работу, он приветствует своих работников словами: «Господь с вами!» А они ему отвечают: «Да благословит тебя Господь!» (Руфь 2:4). Это было общепринятым приветствием, которым обменивались люди в Израиле. Так же приветствуют людей даже Господь и Его ангелы (Суд. 6:12; Лк. 1:28). В Новом Завете это приветствие становится общепринятым и среди христиан (Ин. 20:19; ср. 2 Фесс. 3:16; 2 Тим. 4:22). К концу III века оно используется почти повсеместно в литургии церквей. Это приветствие предупреждало о начале богослужения.

Помимо очевидного факта о том, что данное приветствие пропитано большим величием и благоговением, чем «здравствуйте» или «доброе утро», оно к тому же выполняет важную функцию при начале богослужения. Говоря «Господь с вами», служитель заявляет о своем намерении вести людей в поклонении: он хочет и молится о том, чтобы Господь благословил общину во время ее поклонения под его руководством. Служитель признает, что он будет инструментом, посредством которого Господь будет присутствовать со Своим народом и служить ему во время службы. Когда люди отвечают «и с вами», они словесно подтверждают руководящую роль своего пастора, а также свое желание увидеть его благословенным во время исполнения своих пасторских обязанностей. После возрождения уз доверия и любви между пастором и общиной, община готова принять служение Господа и Его дары, которые доставляются ей посредством пастора. Помимо восприимчивости общины, пастор сам должен быть готов стать прозрачным как средство передачи голоса Господа Его народу.

Votum и ответное Писание. За приветствием, как правило, следует votum. Слово votum в переводе с латинского означает «молитва» или «мольба». Votum – это короткая начальная молитва, в которой говорится о том, что для должного поклонения Господу мы нуждаемся в Его помощи. Служитель говорит: «Помощь наша – в имени Господа», а люди отвечают: «сотворившего небо и землю». Это слова из Псалма 123:8. Цитируя данный отрывок в начале богослужения, мы тем самым признаем, что без Божьей помощи мы не осмеливаемся войти в Его присутствие. Мы не можем искренне поклоняться Богу «во плоти», ибо без Его разрешающей силы все наше поклонение становится бессмысленным (Ин. 6:63; 15:5; Фил. 2:12-13; 4:13). Он Сам есть Тот, кто «помогает» нам войти в Свое присутствие.

К приветствию и votum часто добавляют и другие отрывки из Писания. В нашем примере богослужения используются стихи из Псалма 144. В особые сезоны церковного года следует использовать библейские отрывки, в которых выделяются соответствующие события. Например, во время Адвента следует цитировать отрывки, говорящие о пришествии Царя 122.

Вступительная молитва. Теперь пастор ведет общину в краткой молитве поклонения и прошения, в которой превозносится величие Господа и выражается просьба о том, чтобы Он продолжил Свое служение и присутствие на протяжении всей службы. По традиции, такая молитва называется коллектом. В богослужении, которое мы приводим в качестве примера, выбрана хорошо известная и горячо любимая молитва о чистоте из Англиканской Службы Святого Причастия123. Такая молитва «собирает» (латинское слово collecta) прошения общины в одну общую молитву 124.

Такая молитва, уникальная для литургии западных церквей, имеет особую форму, состоящую, как правило, из пяти частей:

1) обращение к Богу («Всемогущий Боже»);
2) признание какой-либо черты Божьей природы или характера («которому открыты все сердца, известны все желания, и от которого ничего не сокрыто»);
3) само прошение («очисти помышления сердца нашего вдохновением Духа Твоего Святого»);
4) стремление («чтобы мы могли в полной мере любить Тебя и достойно возвеличивать Твое святое
Имя»); и наконец,
5) памятное прошение («через Господа нашего Иисуса Христа, Аминь»)125.

Дальнейшие наблюдения и возможные варианты

От богослужения к богослужению многое из первоначального ответа на Божий призыв остается без изменений. В теологии литургии то, что остается постоянным, называется ординарием. То, что может меняться каждую неделю, мы называем проприем. Несмотря на то, что каждую неделю мы меняем вступительный гимн и периодически используем различные ответные чтения Писания и коллекты, большая часть вступительной литургии остается неизменной каждый воскресный день. Наверняка, найдутся противники систематичности такого еженедельного ритуала. Нас часто предостерегают, что повторение одного и того же снова и снова может стать механическим и бессмысленным. Да, может, но не должно. Мы не очень внимательно относимся к вопросу о месте повторяющихся церемоний в своей жизни. Наша традиция заставляет нас с подозрением относиться к определенным повторяющимся ритуалам. Некоторые вещи поражают нас, как чрезмерно «католические» или «епископальные». Одновременно, без каких-либо серьезных размышлений мы изобретаем собственные обряды – обряды, которые остаются неизученными с теологической и библейской точек зрения.

И снова будет полезно заметить, что, в сущности, повторение – вещь неплохая. Я снова и снова говорю своей жене: «Я тебя люблю», очень редко внося какие-то изменения в подбор слов. Каждый день я целую ее, и каждый раз это происходит одинаково. Каждый вечер наша семья усаживается за стол, чтобы поужинать, пройдя один и тот же ритуал. Я здороваюсь и протягиваю в качестве приветствия руку так же, как это делают все другие. Эти действия не являются бессмысленными только потому, что повторяются без каких-либо больших изменений. Как раз наоборот. Единообразие и последовательность этих повторяющихся ритуалов придают нашей жизни стабильность, безопасность и определенную структуру. Это и есть жизнь. Мы неминуемо строим свою жизнь ритуально. Повторение ритуала является доказательством жизни! Честертон очень хорошо говорит об этом:

Солнце встает каждое утро, а я нет, но такое разнообразие вызвано не моей активностью, а моей ленью, может быть и так, что солнце охотно встает каждый день, ибо ему это не в тягость. Обычность, рутина всегда основана на избытке, а не на недостатке жизни. Так дети повторяют все снова и снова особо приятную им шутку или игру. Малыш ритмично топочет от избытка, а не от недостатка сил. Дети полны сил, они свободны, они крепки духом, потому им и хочется, чтобы все повторялось. Они твердят: «Еще!», и взрослые слушаются, пока не падают от усталости — ведь взрослые недостаточно сильны для однообразия. А вот Бог, наверное, достаточно силен. Наверное, Он каждое утро говорит «Еще!» солнцу и каждый вечер — месяцу. Быть может, не сухая необходимость создала все маргаритки одинаковыми; быть может, Бог создал каждую отдельно и ни разу не устал. Бог ненасытен, как ребенок, ибо мы грешили и состарились, и Отец наш моложе нас. Повторение в природе не рутина — это вызов на «бис». Небеса крикнут «бис» птице, которая снесла яйцо.

Мы неумолимо движемся по жизни, постоянно совершая определенные ритуалы. Именно повторение придает жизни смысл. Если такие ритуалы, как приветствие, votum или даже Вечеря Господня становятся для нас бессмысленными и скучными, это вина не самих обрядов, а того, кто их совершает.

Только любящий поет

В идеале, эти ответствия мы должны петь – люди традиционно пели все, начиная с votum и заканчивая символами веры. В конечном итоге, зачем говорить, когда это можно пропеть? Джеймс Астингс Николс описывает типичное Реформатское богослужение в XVI веке: «В классическом реформатском поклонении «литургию» в строгом смысле этого слова, партию людей, пели всю. Чтобы понять смысл раннего реформатского поклонения, прежде всего следует изучать не выбранные служителем молитвы, которые проговаривались вслух, а литургию людей, которую пели» 128. Для современных реформатских братьев это может стать сюрпризом. Как правило, все, кроме гимнов, мы говорим. Однако Колоссянам 3:16 советует нам, чтобы мы, распевая «псалмы, славословия и духовные песни», позволили слову Христову вселяться в нас «обильно». Слово обильно или ярко пребывает среди нас, когда оно поется. Пение украшает речь, делая ее более яркой. Когда любишь кого-то, то используешь возвышенную, приукрашенную поэтическую речь и поешь эти слова своей возлюбленной. Когда-то Августин выразил данный факт в лозунге: Cantare amantis est, что значит «поет только любящий». Любящие не просто говорят. Они поют. Любовь украшает. Мы поем тем, кого любим. Мы поем о том, что любим. Так же как поэзия является приукрашенным сообщением в письменной форме, пение всегда находит место там, где простого разговора недостаточно.

Богослужение в воскресный день – это обстановка, в которой мы выражаем свою благодарность и любовь к Богу. Здесь мы призваны славить Бога своей речью. Поклонение, или благоговение – это такое состояние души, которое можно выразить только пением. Обратите внимание на такую последовательность. Поэзия это приукрашенные слова. Приукрашенные слова становятся еще более яркими, если их пропеть. Объединение многих голосов делает пение еще более ярким. Кроме того, сложные созвучия возвеличивают пение общины. И, наконец, пропетое слово становится еще более ярким, если его сопровождает инструментальная музыка.

Такое глубокое понимание участия общины остается неизменным для всего самого лучшего, что есть в теологии и практике Реформации. К примеру, в Женеве Кальвина непрерывным потоком обучались люди, которых посылали миссионерами в разные страны Европы с целью основания Евангелия. Реформация была не просто интеллектуальным, доктринальным движением, или попыткой распространения неких идей и учений. Реформация, кто бы ее ни направлял, Лютер или Кальвин, была законченным, вполне развившимся литургическим преобразованием. В 1500-е годы люди приезжали в Женеву не только для того, чтобы узнать учение. Они ехали с целью научиться поклоняться Богу; чтобы стать частью поклоняющейся общины. Их учили петь. Петь свою веру. Петь Апостольский и Никейский символы веры. Петь Te Deum. Петь свои молитвы. Петь Господню молитву. И особенно, петь Псалтырь – священный сборник гимнов Церкви. Людей учили новому образу жизни, соответствующему требованиям Евангелия. Учили быть частью христианской армии верующих, поющих Псалмы. Вы приезжали в Женеву или Виттенберг или Страсбург в середине XVI века и переживали, о чем пишет Павел в Колоссянам 3:16: «Слово Христово да вселяется в вас обильно, со всякою премудростью; научайте и вразумляйте друг друга псалмами, славословием и духовными песнями, во благодати воспевая в сердцах ваших Господу». Именно это и есть суть того, что значит быть христианином Реформации. Вы – поющий христианин, участник общины поющих, оправданных верующих. Итогом вышесказанного является следующее: надо учиться больше петь Божественной литургии.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

thirteen + 12 =

Інші статті Джеффри Майерс