Завет и поклонение

Статті про літургію 27 червня 2016 0 363

Тайна Господня — боящимся Его, и завет Свой Он открывает им – Псалом 24:14

По какой же причине мы собираемся вместе как церковь в день Господень? Какова цель нашего воскресного собрания? Что происходит в церкви? Я уже говорил, что слово “поклонение” не может достаточно точно выразить все, что происходит во время собрания в День Господень. Несомненно, мы поклоняемся Богу и восхваляем Его, но это не все. В предыдущей главе говорилось о том, что нельзя сводить воскресное богослужение к благовестию, обучению или переживанию. Как можно избежать подобных ошибок, определяя цель нашего собрания в День Господень? Только поняв библейскую цель, которая включает в себя все, что мы переживаем и делаем во время совместного христианского поклонения. Ключ к ответу дает завет Божий. Говоря простым языком, цель воскресного собрания заключается в обновлении завета. Во время совместного “поклонения” Господь обновляет завет со Своим народом, когда Он собирает это народ вместе  и служит ему. Но что представляет собой завет, и как происходит его обновление? Перед тем как мы погрузимся в дискуссию о природе богослужения завета, необходимо дать библейское определение слову «завет». Только выявив отличительные при- знаки заветных отношений между Богом и Его народом, можно будет понять основной порядок и структуру совместного богослужения.

Но сначала следует особо подчеркнуть то, что цель или предназначение Божьего завета — это всегда пир. Мы приходим в воскресенье в церковь для того, чтобы принимать трапезу вместе с Иисусом и друг с другом, т.е. чтобы пировать в Его присутствии. Интересно, сколько протестантов в наши дни приходят в церковь, чтобы за Господним Столом радостно вкушать трапезу вместе с Богом и Его на- родом? Станет ли кто-нибудь отрицать то, что   эсхатологической целью всех Божьих заветных дел является брачная вечеря Агнца (Отк. 19:6-10)? Тем не менее, библейская история ярко свидетельствует, что любое обновление завета между Богом и Его народом всегда достигало своей высшей точки в совместной трапезе. Об этом речь пойдёт чуть позже, а сейчас мы переходим к обсуждению того, как заключается и обновляется завет в Писании.

Сложность с определением

Я попросил бы читателя этой книги быть достаточно терпеливым с самого начала. Нет ни одного библейского отрывка, в котором бы давалось какое-либо определение завета. Нет ни одного стиха, в котором было бы написано: «Богослужение — это обновление завета». Характеристики завета и форму его обновлений следует тщательно выводить из анализа всего многообразия заветов, описанных в Библии, и относящихся к ним документов и обрядов. В следующих главах будет показано, что заветные документы и порядок событий, во время которых Бог заключает и обновляет завет, следуют одной и той же схеме. При заключении завета Бог делает первый шаг, который обычно принимает одну и ту же форму, следуя при этом схожей последовательности взаимосвязанных действий. После того как я всесторонне исследую сам завет, систему жертвоприношений, которая действует в нём, и тринитарную модель при структуризации христианского поклонения, читатель сможет ощутить на себе всю силу представленных аргументов и понять, каково содержание и последование богослужения обновления завета.

В Библии слово «завет» употребляется более трёхсот раз. Им описывается способ, посредством ко- торого Бог вступает в отношение со Своим народом. Бог заключает, вспоминает и обновляет завет со Своим народом (Быт. 6:18; Втор. 5:3; Иез. 16:60; Лк. 1:72; 2:20; Евр. 8:10 и т.д.). Со своей стороны люди должны не нарушать, а вспоминать и обновлять его (1 Пар. 16:15; Пс. 103:18; Ос. 6:7 и т.д.). В Писании мы встречаем обряды, посредством которых формируются завет (Быт. 15:1-21; 21:27; Исх. 24:7,8; Иер. 34:18), заветные документы (Исх. 34:27,28; Декалог; Втор. 31:9,26; вся книга Второзаконие; Евр. 9:4 и т.д.), правила завета (Исх. 21-23; Езд. 10:3), знаки завета (Быт. 9:12; 17:9-14), трапезу завета (Лк. 22:201 Кор. 11:25), посредников завета (Евр. 12:24), заветные жертвы (Исх. 24:8; Евр. 9:18-20; 10:29), воспоминание завета (Быт. 9:15,16; Исх. 20:24; Нав. 4:7; 1 Кор. 11:25), обетования завета (Пс. 104:9-11; Евр.  8:6), проклятия завета (Втор. 29:21; 30:1; Нав. 8:34), свидетелей завета (Втор. 31:26; Мал. 2:14) и так далее. Тем не менее большое количество благочестивых христиан, включая и потомственных пресвитериан, очень часто заходят в тупик, когда дело касается завета. Мы используем в названии наших церквей и семинарий слово «завет»,*  но не можем объяснить людям его значение. На ранних этапах развития Соединённых Штатов это слово можно было услышать едва ли не каждый день. Люди разных сословий и профессий использовали его в самых разных ситуациях. Некоторые официальные документы рассматривались как заветы. Государственная власть заключала завет с Богом и людьми, чтобы в качестве правителя служить им. Между разными народами заключались международные заветы. Работодатель входил в завет или договор со своими работниками. Наконец, мужчины и женщины, становясь перед пастором или судьёй при совершении брачной церемонии, повторяли следующие слова:

Я, Джеффри, беру тебя, Кристина, в законные жёны, и перед лицом Бога и этими свидетелями обещаю и связываю себя заветом быть тебе верным и любящим мужем, в богатстве и бедности, в радости и печали, в болезни и здравии, пока смерть не разлучит нас.

К сожалению, мы больше не живём в таком обществе, где слово «завет» играло бы какую-либо существенную роль, за исключением, пожалуй, тех случаев, когда оно используется в узком юридическом контексте. Оно даже исчезло из брачных церемоний.

Одна из причин, почему так много людей ставит в тупик слово «завет» и концепция заключения завета, — та, что его практически невозможно свести к какому-либо девизу или краткому и лаконичному определению. Это слово описывает сразу много аспектов одной реальности, и их невозможно охватить одной упрощённой формулировкой. Библия не даёт нам прямого определения слову «завет», и нам стоит поразмыслить, почему это так. Возможно, Бог просто не раскрыл сущность завета в строгой форме, и поэтому нам нужно приложить определённые усилия, чтобы разобраться в многочисленных аспектах Его заветных отношений с нами. Иными словами, Бог пожелал дать нам не привлекательное определение, состоящее всего из десяти слов, а возможность самим понять и осознать по- разительную глубину Его заветных отношений с людьми.

Нет и какого-либо другого слова, которое могло бы заменить слово «завет». Термины «контракт»,  «соглашение» и «обетования» — это не одно и то же, что «завет», хотя некоторые и пытались представить их таковыми. Неадекватность подобной замены легко показать на брачном завете (Пр. 2:10-17; Иез. 16:6-14; Мал. 2:13-16). Если я не ошибаюсь, христиане обычно не говорят о брачном контракте, брачном соглашении или брачных взаимных обещаниях, поскольку брак — это гораздо больше всего этого. Как и брачный завет, Божий завет, заключённый с нами, нельзя свести просто к какому-либо соглашению или контракту. Завет — это, вне всяких сомнений, не сделка или соглашение. Он не толь- ко указывает на законный и официальный статус, и не является просто обещанием или дружбой. Всё это представляет собой лишь часть того, что заключено в завете, а отнюдь не его целое, и потому нельзя дать ему простое определение.

Язык личного отношения

Хотя заветы, которые Бог заключает с нами, имеют глубоко «личный» характер и надлежащим образом описывают «отношения», существующие между Богом и нами, недостаточно просто назвать их «личными отношениями». К сожалению, многие верующие предпочитают подражать американской масс-культуре, и при описании своих отношений с Богом используют язык «личных отношений». Сегодня эта популярная фраза заменила собой слово «завет». Когда мы используем такой язык, первая проблема, с которой мы сталкиваемся, связана со слишком большой неопределённостью. Фраза «личные отношения» в нашей культуре может употребляться в совершенно различных ситуациях. Люди говорят, что имеют личные отношения со своими супругами, сослуживцами, друзьями, случайными сексуальными партнёрами, домашними животными и даже автомобилями. Всё, что нужно для личных отношений, это, по крайней мере, один человек. Более того, точное значение слова «отношение» по- прежнему кажется неопределённым. Что же, в таком случае, подразумевают христиане, когда говорят, что имеют «личные отношения» с Богом? Ответ на этот вопрос часто вызывает у них затруднения. Этот модный жаргон слишком изменчивый, и уже хотя бы поэтому может ввести в заблуждение. Говоря о церковном богослужении как о времени, когда верующие вступают в «личные отношения» с Богом или укрепляют их, мы можем иметь в виду всё что угодно.

Хуже того, иногда мне кажется, что христиане, сами того не желая, формируют у неверующих лю- дей ложное впечатление, когда, при описании своей близости с Богом, пользуются таким расплывча- тым термином, как «личные отношения». Задумаемся о значении слова «отношение». Оно слишком узкое и ограниченное, чтобы передавать весь смысл того, что стоит за библейскими заветами. В на- шей культуре это слово, скорее всего, вызывает в воображении такие образцы телевизионных коме- дий, как Friends и Seinfeld. В современном языке оно толкуется как неформальная, дружественная бли- зость. Отношения могут некоторое время продолжаться, а могут и прекращаться. Люди вступают в те или иные взаимоотношения, если они испытывают при этом глубокое удовлетворение. Но ничто не мешает им разорвать их, если они больше не видят в них необходимости. Сегодня отношения могут быть одними, завтра — совсем другими. Современное понимание взаимоотношений не подразумевает под собой наличие каких-либо официальных обязательств. Они могут изменяться и принимать самые неожиданные формы в зависимости от желаний отдельных индивидуумов. В них нет чего-либо конкретного. Напротив, с заветными отношениями, описанными в Библии, дело обстоит совсем по- другому.

Например, в коммерческой телепередаче по книге «Power For Living» известный футболист расска- зывает о тяготах своей жизни, о том, как трудно жить в этом мире одному. После этого признания зрителю предлагается вступить в «личные отношения с Богом», благодаря которым его проблемы исчезнут. «Поверьте в Иисуса», — говорят нам, — «и вы сможете наслаждаться личными отношениями с Ним». Великолепно, скажем мы. Но что это в действительности означает? Когда люди нехристианских убеждений слышат подобное, что, интересно, они ожидают получить, если поверят в Иисуса? Всё указывает на то, они будто бы смогут иметь с Богом такое же «личное общение», какое они уже имеют со своей семьёй или своими друзьями. Разве подобная ассоциация корректна? Пойдёт ли им на пользу такое сравнение? Невзирая на определённые сходства между ними, два вида отношений до- вольно сильно отличаются друг от друга.

Личные отношения с Богом — это не то же самое, что личные отношения с людьми. Бог не говорит с нами лицом к лицу. В отличие от человеческих созданий, мы не можем непосредственным образом вступить с Ним в контакт. Никто теперь не может разговаривать и с Иисусом, по крайней мере, на земле. Он отсутствует в реальном и весьма важном смысле. Подготовка учеников к Своему уходу из этого мира было одной из главных целей поучений Христа в горнице (Ин. 14-17). После того как Он вознёсся на небеса, мы больше не можем дотрагиваться до Него, видеть и слышать Его, за исключением тех случаев, когда Он обращается к нам через других людей. Поэтому христиане общаются с Христом не напрямую, а через посредников. Конечно же, «реальное отсутствие Иисуса» можно объяснить более обстоятельно, но мой аргумент прост: выражение «личное отношение» не лучшим образом объясняет суть наших взаимоотношений с Господом. Я вовсе не утверждаю, что Бог общается с нами не на «личном» уровне, и не хочу сказать, что это общение нельзя описать термином «отношение». Тем не менее получающаяся в результате соединения двух этих слов фраза никак не помогает нам в понимании того, в каких отношениях между собой состоят Бог и человек.

Поэтому для описания взаимоотношений между Богом и нами лучше использовать библейское слово «завет». Этим словом подчёркивается, что Его отношения с нами носят определённый характер. Можно даже сказать, что завет — это личные отношения, которые строятся на формальной основе. Конечно же, и это не совсем точное определение. Тем не менее в нём особо подчёркивается то, что все библейские заветы имеют определённое содержание и чёткую структуру. Завет — это форма или образ того, как Бог строит Свои отношения с нами, а мы — с Ним.

Порядок и структура Божьего завета

Бог не оставил в нашем распоряжении краткой формулировки Своего завета. Скорее, Он рассказал нам историю о том, как вступил в завет с человеком, чтобы последний мог оценить всё богатство этих отношений. Он также дал нам заветные документы, из которых мы можем узнать, что представляет собой Его завет (кн. Второзаконие — лучший пример такого документа). Не имея простого определения, мы должны тщательным образом исследовать различные структурные аспекты Его заветных шагов, действий и обращений, описания которых даны в Библии. Эти определённые, исторические события и письменные документы становятся моделями, на основании которых определяется сущность завета. Вскользь отмечу, что сам Бог, пребывающий в вечных взаимоотношениях трёх Ипостасей, — это наивысший прототип завета. Происхождение и фундамент заветной структуры, которые раскрываются в библейских событиях и документах, подлежащих нашему исследованию, можно свести к формальным и личностным узам, существующим между Ипостасями Отца, Сына и Святого Духа. Вот почему так сложно определить, что такое завет, пользуясь упрощёнными формулировками. Он заключает в себе всё богатство Божьей вечной жизни в единстве трёх Ипостасей.

Нельзя не отметить того положительного обстоятельства, что уже около ста лет в библейской науке проводятся глубокие исследования структуры Божьего завета. Благодаря введению в двадцатом столетии в образовательный процесс такого предмета, как «библейская теология», был сделан большой шаг вперёд в понимании завета. Учёные стали обращать очень серьёзное внимание на способ, посредством которого Бог заключает, поддерживает и навсегда сохраняет заветные отношения со Своим народом. В своё краткое исследование этого вопроса я включаю все последние достижения в области библейской теологии.

Чтобы иметь правильное представление о богослужении обновления завета, нам нужно исследовать порядок и структуру того, как Бог входит в общение с людьми. Мы начнём с самого первого завета — завета творения. Нас будет интересовать то, каковы были Божьи отношения с Адамом, описанные в Быт. 2:4б-17; они являются заветными с самого начала. В 2-й главе кн. Бытие мы находим первоначальную форму Божьего завета с человеком. Исходя из педагогических целей, я разобью его на пять категорий: 1) Бог что-то берёт; 2) Бог разделяет это «что-то» на части и творит нечто новое; 2) Бог говорит; 4) Бог дарует знаки и печати завета и 5) Бог определяет будущее.

Во-первых, Яхве (отметим для себя это персональное, заветное имя Бога) — Господь всего творения. Он творит всё существующее, и поэтому обладает суверенной властью над бесформенным, пустым и тёмным веществом, которое Он создал в самом начале (Быт. 1:1-3). Взяв его, Он начинает формировать из него творение (Быт. 1:4 и далее). Яхве также берёт прах (Быт. 2:4б), чтобы сотворить из него нечто новое. Это и есть начало завета.

Во-вторых, Яхве разделяет прах, чтобы создать из него новое творение. Таким образом, появляется разделение, которое чрезвычайно важно. Все последующие заветы включают в себя разделение старо- го «вещества», с целью создания из него нечто нового. Во 2-й главе кн. Бытие Бог, взяв земной прах, делает из него новое творение посредством того, что объединяет его с дыханием жизни. Следовательно, Бог разделяет, а затем объединяет, в результате этого появляется нечто новое. То, что раньше было просто прахом, становится новым творением — Адамом. Все последующие завета в том или ином виде содержат в себе разделение и объединение, результатом чего становится новое творение. Сам Бог, Господь завета, проявляет инициативу и милостиво начинает этот процесс. Он берёт старое и преобразовывает его в совершенно новое. Именно по такой схеме строится каждый завет: Бог милостиво кладёт начало заветным отношениям.

Следующий шаг заключается в том, что новому творению даётся имя. Бог называет человека «Адамом», как об этом говорится в Писании: «И создал Господь Бог [Яхве] человека [т.е. Адама] из праха земного» (Быт. 2:7). Тем не менее в том же самом отрывке Адам также называется «душою живою». Бог даёт имя, тем самым определяя Своё новое творение. В этом заветном порядке легко можно рас- познать подлинную иерархию: Яхве — Бог и Господь, а человек — зависимое творение, находящееся под Его властью и, соответственно, Ему подотчётное. Яхве — это тот, кто взял прах земной, соединил его с дыханием жизни, создал новое существо и назвал его новым именем. Он — Бог завета, и поэтому Адам теперь находится в живых, заветных отношениях с Ним, своим Творцом и Господом. В библейских заветах всегда присутствуют такие элементы, как новое имя и новая иерархическая структура, которые соответствуют новые условиям данного завета.

В-третьих, Бог обращается к Адаму. Слова играют очень существенную роль, когда речь идёт о личностных, заветных отношениях. В Своей речи Бог информирует Адама о благодатном договоре, который был заключён с ним. Обращаясь к Адаму, Бог также устанавливает межличностную связь, и она поддерживается посредством вербального общения. Яхве говорит с ним о том, что он должен делать («возделывать и хранить сад»). Адаму разрешается есть от любого дерева в саду (в число которых, между прочим, включается и дерево жизни, ст. 9). Именно слова кладут начало заветным отношениям и затем поддерживают их. Со своей стороны, Адам должен слушать наставления Господа завета и быть очень внимательным к ним.

В-четвёртых, заветные установления включают в себя осязаемые знаки и печати (часто сопровож- даемые публичными клятвами верности), а также обещаниями благословения за послушание и угро- зами проклятия за непослушание. Тем не менее пища здесь играет более важную роль. В Быт. 2:16 Ях- ве заповедует Адаму не вкушать от дерева познания добра и зла. Мы видим, что два дерева отделяют- ся от остальных деревьев для того, чтобы служить «сакраментальными» знаками и печатями завета. Это не должно удивлять нас, поскольку пища очень часто выполняет подобную роль в библейских заветах. Для нас важнее другое: эти публичные и вещественные знаки воспоминания завета играют существенную роль в каждом библейском завете. В саду находился материальный и осязаемый знак завета, который напоминал Богу и Адаму об их соглашении. Этим знаком были два дерева. Чтобы оставаться верными условиям завета, от Адама и Евы требовалось поддерживать надлежащую связь с этими деревьями, т.е. верность Богу подразумевала и верность по отношению к деревьям. Эту схему мы обнаруживаем повсюду в Библии, когда святые, чтобы хранить завет с Богом, должны надлежащим образом совершать обряды, установленные Богом.

Пятый и заключительный аспект завета творения связан с преемственностью заветных установлений. Иными словами, Бог определяет, что завет не закончится на Адаме, а будет длиться вечно. В Быт. 2 этот аспект Адамова завета представляет собой удивительный Божий дар — женщину, предназначение которой — помогать Адаму и обеспечивать продолжение человеческого рода через рождение детей. Так что слова Писания в Быт. 2:18-24 заключают в себе пятый аспект Божьего заветного порядка. Тем самым завершающим этапом в заключении завета и обновлении заветных обрядов и документов становится обеспечение его продолжения и развития.

Теперь у нас есть завет — первый завет Бога с человеком. То, что раньше было простым прахом, теперь милостиво взято Богом, отделено от земли, приведено в новое состояние существования и получило новое имя. Мы видим новый иерархический порядок и соответствующий ему властный орган — Творца над всем творением. Обращаясь к Адаму, Бог заключает и поддерживает с ним новый завет, а также поощряет его искать благословение и жизнь в послушании Себе — милостивому Господу завета, с благодарностью вкушая от дерева жизни, исповедуя свою зависимость от Божьей благодати, но покорно избегая дерева познания добра и зла, впрочем, только на время. 17  Наконец, Бог милостиво делает всё, чтобы завет имел продолжение, даруя Адаму жену. Бог и Адама находятся в завете друг с другом, который мы называем «заветом творения» или «заветом жизни».

Подведём итог нашему анализу первого завет творения. Завет между Яхве и Адамом содержит в зачаточном состоянии всё, что впоследствии будет иметь продолжение в других библейских заветах. Разумеется, вследствие грехопадения завет претерпевает некоторые существенные изменения. Тем не менее все заветы, заключённые после грехопадения, не являются чем-то кардинально новым по сравнению с предшествующей историей, но лишь обновляют уже существующий завет творения. Бо- жий завет можно изложить в следующей краткой форме:

1) Будучи Господом завета, Бог берёт часть Своего творения, чтобы сделать из него нечто новое.

2) Бог производит разделение. Он изменяет то, что было взято сначала, приводя его в новое состояние — из старого в новое, т.е. в новое творение. Новый союз между прахом и дыханием Яхве, дающим жизнь, получает, соответственно, и новое имя, что, в свою очередь, указывает на возникновение новых иерархических взаимоотношений: глава завета (Яхве) и те, кто зависят от Него (люди).

3) Господь завета в словесной форме устанавливает новые условия соглашения: перечень того, ка- кой должна быть жизнь в новом завете, как она может достигнуть своей полноты и быть радостной.

4) Господь предлагает участникам завета братскую пищу. Он дарует им знаки и печати завета (два дерева) и объясняет то, какие благословения их ожидают за послушание и какие проклятия — за не- послушание.

5) Господь определяет будущее завета, и это означает, что отныне брак и дети становятся частью завета.

Пятиступенчатая последовательность и структура

Здесь будет уместно кратко разобрать другие библейские заветы, чтобы понять, как все они соответствуют базисной модели, рассмотренной выше 19. Мы увидим, что та же самая структура присутствует во всех заветах, которые Бог заключает с людьми, начиная от Ноя и заканчивая Христом. Я не буду касаться всех деталей, но лишь попытаюсь доказать наличие такой базисной модели. Моя цель заключается в том, что показать, каким образом богослужение обновления завета заключает в себе эту тщательным образом упорядоченную модель и последовательность.

Рассмотрим первый брачный завет, который был установлен Богом для Адама и его невесты, Евы. Первое суровое испытание, описанное в Быт. 2:21-24, определённым образом раскрывает форму и структуру завета.

1) Яхве наводит на Адама крепкий сон и берёт часть от его тела, чтобы сделать из неё нечто новое.

2) Адам впадает в крепкий сон и «умирает» в смысле своей ветхости, своего одиночества. Пока он спит, Господь отделяет от него часть его плоти и кости. Таким образом, речь идёт об отделении, движении от ветхого к новому. После этого отделённая часть преобразуется в нечто новое и славное. Бог приводит это «новое» к Адаму и объединяет их. Далее, Адам обращается к своей новой невесте и даёт ей новое имя (женщина; на иврите — ishah). В действительности, благодаря тому, что между Адамом и Евой установились новые отношения, он сам в каком-то определённом смысле становится новым творением. Они — «одна плоть». Возникает новый иерархический порядок: мужчина призван быть «главой», «руководителем» новой семьи.

3) Затем Бог объясняет нам, что всё это означает (см. Быт. 2:24). Бог даёт новое поручение, новую torah (образ жизни): люди должны оставить свою ветхую жизнь и прилепиться друг к другу, чтобы дать начало новому семейному союзу. Мужчина прилепится к своей жене и станет с ней одной плотью. В сжатой форме перед нами предстают нравственные требования, предъявляемые к браку.

4) «Таинство», если хотите, или вещественный знак воспоминания этого брачного союза — это сексуальный союз между мужчиной и его женой («И были оба наги… и не стыдились» [Быт. 2:25]).

5) Наконец, Бог сделал всё необходимое для того, чтобы завет длился вечно. Именно это подразумевает автор в Быт. 2:24. Он как бы говорит, что появятся другие мужчины и женщины, которые вступят в брак. Но откуда они возьмутся? Ответ на этот вопрос мы находим в Быт. 1:26-28. Мужчина и женщина будут иметь детей, и, следовательно, брак не только делает супружеские связи вечными, но и способствует укреплению заветных отношений между Богом и человеком, гарантируя нам рождение нового поколения людей и их приобщение к благодатному Божьему завету.

После грехопадения любой завет, который Бог заключает с человеком, представляет собой благодатное свершение в самом возвышенном смысле, и этим он отличается от первого завета творения, в котором благодать была не столь очевидна. Это справедливо по той причине, что любой завет, заключённый после грехопадения, включает в себя Божье милостивое вмешательство, несмотря даже на то, что человек заслуживает самого сурового проклятия и осуждения. Это также означает, что уже с момента заключения первого завета разъединение нового и старого, по действию Божьей суверенной благодати, всегда сопровождается смертью и воскресением. Подобные разделения теперь всегда травмируют человека. Грех должен быть искоренён, и поэтому кому-то нужно умереть, чтобы понести на себе справедливое наказание за человеческое непослушание Себя народ, Он должен искупать их грехи, и именно по этой причине все заветы, заключённые после грехопадения, основаны на заместительной жертве. Он должен лишить их ветхой жизни, чтобы через обновление даровать новую жизнь. У меня нет возможности выделять это при рассмотрении каждого завета. Тем не менее читатель, обращаясь к какому-либо из заветов, заключённых после грехопадения, может отметить для себя эти новые обстоятельства. Они будут играть очень важную роль в понимании значения богослужения обновления завета, ведь жертвенными по своей природе являются все обновления завета, указанные в Библии.

Рассмотрим завет с Ноем, описание которого даётся в Быт. 6-9:

1) Бог милостиво берёт Ноя, который обретает благодать в очах Божьих (Быт. 6:8).

2) Избрав Ноя, Бог берёт его вместе со всем семейством и отделяет от старого, развратившегося мира, находящегося под наказанием. Это отделение сопоставимо со смертью и воскресением. Старый мир умирает под Божьей карой, а Ной и его семья проходят через воды и входят в новое творение. Ной становится новым Адамом, а основанное им общество лишь в незначительных деталях, связанных с иерархическим  устройством,  отличается  от  предыдущего. Все  библейские  комментаторы  упомянут  о том, что в данном случае делается ударение на правительстве, призванном сдерживать склонность человека к жестокости вплоть до убийства. Ной возмужал, и поэтому Бог наделил его большей властью.

3) Бог обращается к Ною и даёт ему новую заповедь, соответствующую определённой ситуации. Образ жизни, в соответствии с реалиями завета, заключённого с Ноем, был слегка изменён.

4) Этому завету присущи новые знаки и печати: во-первых, это — система  жертвоприношений, при которой Богу посвящаются чистые животные (Быт. 8:20); во-вторых, это — радуга, напоминающая Богу о заключённом завете (Быт. 9:8-17).

5) Бог делает всё необходимое для того, чтобы завет имел своё продолжение, обещая, что Он никогда больше не пошлёт потоп на землю (Быт. 8:21,22), и учреждая священнический народ — семитов, — который будет служить семидесяти народам мира (Быт. 10).

Перейдём теперь к завету, заключённому с Авраамом (Быт. 12,15,17,22).

1) Яхве берёт Аврама, чтобы сделать из него новое существо (Быт. 12:1).

2) Бог милостиво отделяет Аврама и его семью от прошлой жизни — страны и народа (Быт. 12), так что Аврам умирает для старого мира, чтобы воскреснуть для «нового творения». Он становится единым с новой землёй (Ханааном), и ему даётся новое имя (Авраам). Народ Божий отныне называется «евреями» (по имени предка Авраама Евера, см. Быт. 11:16). Сам Бог открывается под новым именем — Эль-Шаддай или «Бог-Всемогущий». Как следствие этого, мы наблюдаем новое иерархическое устройство в том, что Авраам должен завоевать живущих на этой земле «господ» (см. Быт. 14).

3) Бог обращается к Аврааму, даруя ему новые, более конкретные обетования, например, о семени, которое благословит все народы, и об обладании землёй. Одним из наиболее важных обстоятельств, требующих верности от Авраама, было то, что он должен был терпеливо ожидать от Бога обещанного сына.

4) Даются новый знаки и новая печать обетования — обрезание (Быт. 17). С Таинством завета сопряжены благословения и проклятия.

5) Божье обетование дать Аврааму потомство указывает на сохранении в силе этого завета. Бог избрал Авраама для того, «чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после себя, ходить путём Господним, творя правду и суд; и исполнит Господь над Авраамом, что сказал о нём» (Быт. 18:19).

Вслед за заветом с Авраамом наступает черёд завета с Моисеем (завет исхода).

1) Господь милостиво и заботливо обращает внимание на Свой народ, берёт его и ситуацию, в которой он оказался, под Свой контроль, чтобы сделать из него нечто новое, в соответствии с теми обетованиями, которые были даны Аврааму (Быт. 15:12-21).

 

2) Народ Божий отрывается от Египетской земли, отделяется от рабского положения (смерти) и пе- ресекает Чёрмное море как новое творение. Они объединяются в новый организм — народ, которому даётся новое имя — Израиль. Бог открывается им с новым именем — Яхве (Исх. 3:14,15). Появляется и новая иерархическая структура: Моисей, Аарон, священники, левиты и старейшины, которые заново назначаются правителями народа.

3) Бог обращается к народу, милостиво даруя им новое слово, соответствующее их новому положе- нию. Этим словом становится Декалог и то, что называется «правилом завета» (Исход 20-23). Люди слушают это слово и отвечают на него клятвой верности.

4) На горе Синай Бог даёт Израилю не только Десять заповедей, но и знаки и печати завета: Скинию, священство и систему жертвоприношений. Не удивительно, что эти сакраментальные знаки Божьего присутствия ассоциируются с благословениями, обещанными за неукоснительное соблюдение всех ритуалов, и проклятиями, которым подвергаются те, кто вероломно их нарушает.

5) Наконец, вся книга Второзаконие представляет собой обновление завета со вторым поколением израильтян, находящихся в пустыне. Это поколение скоро перейдёт через Иордан и войдёт в обето- ванную землю. Цель книги — утвердить завет с Моисеем и через это упрочить руководящее положение Иисуса Навина (см., особенно, Второзаконие 32-34).

Подобные наблюдения можно сделать и в отношении завета с Давидом и завета Восстановления (который был заключён после возвращение евреев из Вавилонского плена), но я полагаю, что читатель сам сможет это сделать, пользуясь уже готовой парадигмой. Мы же рассмотрим окончательный «новый завет», который был заключён в Христе.

1) Бог берёт Своё творение, чтобы сделать из него нечто новое. Иисус воспринимает нашу плоть, чтобы исполнить все обетования завета.

2) Во Христе находят своё исполнение все ветхозаветные события, которые заключали в себе прообраз смерти и воскресения. Иисус и все люди, соединённые с Ним, умирают для ветхого мира и восстают для нового творения. Божий народ через союз с Христом милостиво отделяется от ветхого мира. Этот союз также можно назвать браком: Муж покидает семью, чтобы найти для Себя невесту, а Церковь отделяется от ветхого мира, чтобы соединиться со своим Господом завета. Поэтому народ Божий теперь соединён со Христом и в Нём становится новым творением. Мы становимся Церковью, Телом Христовым, новой реальностью. Кроме того, мы крещены в новое Божье имя: во имя Отца, Сына и Святого Духа. Народу Божьему даётся новое имя: христиане. Всё это свидетельствует о появлении новой иерархической структуры, где Иисус — Господь. Будучи Главою Церкви, Он устанавливает в ней такую форму правления, которая представляет Его власть на земле. Согласно Еф. 4, эта форма правления состоит из пасторов, пресвитеров и дьяконов.

3) Бог по-новому обращается к Своему народу — через Своего Сына (Евр. 1:1 и далее). Тем, кто находится в завете с Богом через Иисуса Христа, заповедан «новый» образ жизни — жизнь в любви и самопожертвовании, и этот образ изложен в документах нового завета. Мы называем эти документы «Новым Заветом».

4) Изменилось также и внешнее выражение завета. В прошлое ушли обрезание и жертвы животных. Вместо них были установлены новые, бескровные знаки и печати завета — крещение и Вечеря Господня, призванные напоминать о Божьем новом завете.

5) Наконец, учреждение пасторов, пресвитеров и дьяконов и данный им Христом наказ воспитывать учеников, крестя и обучая все народы, ведут к преемственности завета.

Иисус ясно называет обряд Вечери Господней обрядом обновления завета: «Сия чаша есть Новая Завет в Моей крови» (Лк. 22:20). Это означает, что в данном случае мы обнаружим ту же структуру завета. Вечеря Господня — это трапеза воспоминания завета. Каждую неделю, когда мы собираемся за этой трапезой, Господь обновляет с нами завет, последовательно проводя нас через все его ступени:

1) Иисус взял хлеб и поблагодарил за него. То же самое Он сделал с чашей.

2) Он разломал хлеб и разлил вино, дав им новые имена — «тело Моё и кровь Моя», и в качестве Господа и Хозяина трапезы раздаёт их Своим ученикам.

3) Во время трапезы Он учил их, говоря о новом завете, который станет следствием Его смерти и воскресения (Ин. 14-17).

4) Он призвал их делать то, что сам делал, тем самым увековечивая в этой трапезе Свою жизнь, смерть и воскресение.

5) После того как ученики вкусили хлеб и выпили вино, они обрели силы для служения, к которому были призваны. Они спели псалом и покинули горницу.

Формально, ученики стали причастниками завета в крещении. Анализ этого Таинства показывает, что в нём сохраняется та же самая структура обновления завета:

1) Бог призывает младенца (или взрослого).

2) Младенец (взрослый) отделяется от ветхого жизни (своих родителей). Бог берёт крещаемого, отрывая его от старого мира и вводя его в новый — Церковь. Будучи соединённым с Христом и Его Телом, Церковью, ребёнку даётся новое имя (ученик/христианин). Пасторы и пресвитеры становятся его духовными блюстителями.

3) В качестве последователя Христа, крестившийся обучается тому, как слушать Слово Божье и внимать ему.

4) Он допускается до трапезы воспоминания завета, за которой должен обучаться тому, как жить в верности Богу. Участвуя в ней, он получает благословения, предусмотренные условиями завета.

5) Наконец, по мере своего взросления он узнаёт о важности преемственности завета, что достигается через благовестие, брак и добросовестное воспитание детей завета.

Богослужение. Благодать литургии обновления завета

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

3 − 3 =

Інші статті Джеффри Майерс